Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:35 

Внеплановая ненависть.

дышу на ощупь, зубами слушаю звуки
Название: Внеплановая ненависть.
Автор: Кукла_с_человеческим_лицом.
Бета: Ворд, вестимо, бета в запое.
Пейринг: Гриммджо/Улькиорра.
Рейтинг: R.
Жанр: POV Гриммджо, ангст.
Дисклеймер: не корысти ради...
Размещение: с разрешения автора.

читать дальше

@музыка: Пикник - От Кореи до Карелии

@темы: драббл, ангст, R

Комментарии
2010-12-26 в 16:07 

магия михуила блять(с)
Отличный фанфик) Очень понравился :hlop:

2010-12-26 в 16:36 

Dein P.
Гори. Я вижу твой огонь за облаками.
Фанф отличный. Тапки оставлю при себе.
Последняя фраза почему-то отпечаталась в голове ярче всего.
Хотелось написать много, да вот к концу прочтения всё из головы вылетело(
В общем, замечательный фанфик)

2010-12-28 в 01:36 

сама себе эфа
дышу на ощупь, зубами слушаю звуки
Dekiai no Me, благодарю.))

Tireira, можно считать, что я вас загипнотизировала?))
Спасибо, вы меня погладили, очень.
Хотя тапки я со странным мазохизмом коллекционирую - "даешь путь наверх".
Так что вдруг вам захочется покритиковать...))

2010-12-29 в 21:45 

still alive
Шикарно. Очень понравилось. Последняя фраза действительно цепляят.
Спасибо, я получила уйму удовольствия, читая этот фафнф.

2010-12-30 в 05:36 

сама себе эфа
дышу на ощупь, зубами слушаю звуки
Rain_Sama, очень рада, что вам понравилось.)
Я долго терзалась сомнениями, выкладывать, не выкладывать...

2010-12-30 в 16:36 

still alive
Кукла_с_человеческим_лицом
Кстати часто авторы хороших работ сомневаются. Я рада, что вы решились.
Очень жду ваших следующих работ.)

2011-01-24 в 12:16 

ashberryboo
Тян не нужны!
Оригинальная работа. Очень интересная!

2011-01-28 в 11:32 

сама себе эфа
дышу на ощупь, зубами слушаю звуки
BerryBoo, спасибо. :goodgirl:

2011-01-31 в 16:38 

Amiravin
Истинная красота подобна солнечному свету... даже закрыв глаза, ты ее почувствуешь
Мне понравилось. Жестоко, но красочно.
Спасибо. :red:

2011-02-03 в 22:58 

дышу на ощупь, зубами слушаю звуки
Amiravin, благодарю.
Жестоко, но красочно. ой, на мой ИМХО это почти флафф и хеппи энд (ну, намеком точно), ибо если скатываться к ООС, то этот пейринг обречен, на агнст минимум.

2011-07-07 в 18:35 

steinvor
- Не туда ли мы рулим? - поинтересовался юнга. - Не туда ли, - лаконично ответил капитан
Типичный фик от лица гриммджоу - рваные фразы, типичные мысли, типичные действия, замени гримм на рен, уль - на бъякуя - никакой разницы практически.
ну и что что зрачки как у наркомана, а вы ковырните поглубже, авось и душу увидите.( это не мое, а максим горький писал про босяков, у которых и чувств то нет, вроде как...)

2011-07-07 в 21:06 

сама себе эфа
дышу на ощупь, зубами слушаю звуки
stenny, на вкус и цвет, как говорится, и если вам показалось, что банально, что ж, возможно. Лично мне эта зарисовка нравится, хотя бы потому, что на раскрытие характеров и каноничность не претендую.

А про душу, извините, смешно... Если уж говорить о прорисовке характеров. Это арранкары. Нету у них души. А вот дырка есть, это если ниже и глубже. Самый равнодушный и самый жестокий (не считая Ннойторы) персонажи всея УМ-арки. Да, душевнейшие существа, чо. :tooth:

2011-07-08 в 15:20 

steinvor
- Не туда ли мы рулим? - поинтересовался юнга. - Не туда ли, - лаконично ответил капитан
ну, во-первых как становятся пустыми? Пустые - это Души(раз), которые по какой - либо причине испытывали привязанность к миру живых (см. эпизод с кондитером, с братом Орихимэ), те души так с сказать особого склада, утонченные, возвышенные, страдающие , неотомщенные, неудовлетворенные и всякие разные (два) какое-то время оны безобидны, затем начинают поглощать души других людей, ( три), из такого сообщества душ выделяется часть чьей-либо одной души ( кстати, не напоминает ли этот процесс стремление к Дао-нирване -Мировой душе (все люди, птицы, звери... - и дальше по чехову (Чайка) Универсум. Эгрегор и проч. эзотерика.

Так что с душами у Пустых все в порядке, они переели этих самых душ( и в прямом сиысле тоже)

2011-07-08 в 17:21 

сама себе эфа
дышу на ощупь, зубами слушаю звуки
души так с сказать особого склада, утонченные, возвышенные, страдающие , неотомщенные, неудовлетворенные
фанон и ИМХА. любые души, которые остались на земле, испытывая привязанность к определенному месту или человеку, с временем деградируют, то есть пустифицируются, и, когда они превращаются в пустых окончательно, у них в груди появляется дыра - знак того, что они потеряли сердце, читай чувства и разум. Занимаются они - уже в состоянии пустого - тем, что пожирают либо души с духовной силой, либо себе подобных. Испытывают при этом вечный и неутолимый голод. Речи о каких либо чувствах и индивидуальности нет. Память тоже теряют. То же самое с всеми тремя видами меносов. И это, извините, канон.

Отсылок на приведенные вами примеры не вижу, как минимум потому, что мы не о том говорим.

Так что с душами у Пустых все в порядке
вы ковырните поглубже, авось и душу увидите.( это не мое, а максим горький писал про босяков, у которых и чувств то нет, вроде как...)
вроде бы первая фраза говорила о том, что я не замечаю индивидуальности, чувств и человечности персонажей, о которых пишу, не раскрываю их характера, не замечаю их чувств. Так вот, а) на мой взгляд, замечаю и раскрываю, б) не испытывают они любви, нежности, привязанности друг к другу, человечность и милосердие им не свойственно. Их ведут инстинкты, приказы Айзена и желание убивать. Эти существа одни из самых жестоких в Бличе, и в моем драббле им не свойственна компанейскость Ренджи или привязанность и желание защитить Бьякуи. А вот кровожадный Абараи, живущий инстинктами, и Кучики-тайчо, равнодушный абсолютно ко всему, это что-то новенькое.

И на будущее, если вы хотите мне что то сказать, пусть ваша критика будет конструктивной как минимум. И не надо приводить примеры "авторитетов". Создается впечатление, что сказать вам лично нечего.

2011-07-09 в 16:22 

steinvor
- Не туда ли мы рулим? - поинтересовался юнга. - Не туда ли, - лаконично ответил капитан
это и есть конструктивная критика, просто на определенном уровне духовного развития люди воспринимают как данность то, что им преподносят как аксиому, почему вы уверены, что 1- автор имеет ввиду именно это? 2 - переводчики не додумали своего или недостаточно неправильно перевели 3 - перевод был относительно верен, но из неопределенных фраз редакторы развили свою теорию 4- ну ладно, раз ваши авторские чувства уязвлены, постараюсь предоставить необходимый материал, попозже

2011-07-09 в 16:25 

сама себе эфа
дышу на ощупь, зубами слушаю звуки
Да авторским чувствам как то пофиг. Да и смысла спорить я не вижу. Мою ИМХУ вы не измените, менять вашу мне не хочется. Я поняла, что мое произведение вам не угодило - просто не читайте меня дальше. Вот и все.

2011-07-09 в 17:20 

steinvor
- Не туда ли мы рулим? - поинтересовался юнга. - Не туда ли, - лаконично ответил капитан
Паутина
Я смотрю на твою улыбку.Она такая же фальшивая как и твои слова.Я ведь люблю тебя!..А тебе нужна только моя прогнившая насквозь душонка.Да и она наверное,уже не имеет никакой ценности.Тебе нужен Сиель Фантомхайв.
Губы сковывает горькая усмешка.Я прошу тебя поцеловать меня.Ты покорно подчиняешься.В поцелуе,в общем как и во всех твоих действиях чувствуется фальш.Ну и пусть!Я буду думать что ты любишь меня.Даже если это не так.
Вот мы уже лежим на кровати.Я стаскиваю с тебя фрак.Ты не сопротивляешься.Я расстегиваю твои брюки.Через секунду уже обхватываю губами горячую плоть.У тебя не хватает сил сдержать стоны.Ты переворачиваешь меня на живот и резко входишь.Стон слетает с моих уст.Что бы закрыть мне рот ты наклоняешься и целуешь меня.Наши языки переплетаются.Ты продолжаешь трахать меня.Больно.
-Клод...-шепчу я-Клод....
На твоем лице играет хищная улыбка.Вскоре я кончаю.И ты вслед за мной.По телу растекается приятное тепло.Я в изнеможении падаю на кровать.Ты накрываешь меня одеялом,одеваешься и уходишь.А как же хочется закричать тебе вслед:"останься со мной!".Я зарываюсь в одеяло.Горячие слезы текут по щекам.Тело сотрясается от всхлипов.Глаза стекленеют.Хочется закричать от боли.Ядовитая,обжигающая,она прожигает меня изнутри.Но это нормально.Ведь я всего лишь бабочка попавшая в сеть паука.


Я сдался с кровью на руках.


Я не умел запоминать первые фразы. Имена, названные однажды, первые попытки меня узнать – все это я запоминать так и не научился.



-Где уж тут мне с тобой соревноваться.

-Ты слушаешь, или как?

-Я слушаю.



Я прикладывал ухо к дверной щели и мысленно ныл. То есть, я, конечно, не ныл, в том смысле, чтобы жаловаться на судьбу. А что на нее жаловаться, если я слушаю твой, временами отрывистый всхлип и стою босыми ногами на твоей рубашке? Ты тихо ерзал и подчинялся.

Знаю, что подчинялся. Не видел, не вижу и не увижу этот момент никогда, но знаю! Просто так. Твоя рубашка была вся в каких-то пуговицах, застежках и молниях, и моим ногам было не так чтобы очень приятно – но я продолжал ныть и опираться плечом на стену.

«О господи только бы мне толкнуть рукой эту дверцу, всего на дюйм, на пару дюймов, и увидеть тебя, лежащим под твоим ласковым хозяином, толкнуть бы эту дверцу – но я не осмелюсь».

Лежащим?! «Дай мне увидеть тебя хрипящим и дергающимся, когда он разведет в стороны твои ноги и самоуверенно улыбнется, глядя прямо перед собой, на тот шкаф, где сейчас стою я и пытаюсь двигать рукой побыстрее, дай мне увидеть это!» Но, прикрывая глаза, я смог только вцепиться в подкладку твоего безумного пиджака и вдохнуть – вдохнуть так сильно и столько в себя вместить этого твоего восхитительного запаха, чтобы хватило.

Как раз хватило кончить.



Чай мы пили уже все вместе.

Ты стоял с чашкой у окна и скрипел пальцем по стеклу.

Я думаю, стоило мне или моему брату подойти и дать тебе по жопе – это определенно помогло бы. Но брат сидел и гладил мою ногу под столом, поэтому я ограничился тем, что выронил чашку и устроил переполох на пустом месте.

А мне гораздо больше нравился вариант дать тебе по заднице.

Пару раз.



-Мы жили тогда втроем? Я почти забыл.

-У тебя просто вечный гормональный взрыв, после пары взмахов руки ты уже не алле.

-Погоди, а Фрэнку было восемнадцать-то?

-Шутишь? Он был самым грязным мальчиком из всех, которые когда либо тебе давали до совершеннолетия.

-Ха. А Мэтт?

-Что Мэтт? Он и мне давал.

-Ах вон оно что.



Мое колено едва касалось твоего. Так всегда случается с коленями, они либо ударяются обо что-то, либо «едва соприкасаются» вместо того, чтобы… Ну а ты, пакость, кидался семечками. Диван, купленный нами на окраине города, создавал иллюзию, что ты сидишь, хотя на самом деле ты оказывался практически сползшим в наш попкорн. В тот момент брат знал мои намерения, поэтому сидел наверху и хитроумно вычислял мои шансы.

Кто бы мог подумать.

Какая доброта.

Я осторожно погладил твои губы и поежился от нелепости момента. В моей голове ты уже давно стоял на коленях и неотрывно смотрел на то, как я возбуждаю себя. (Ты в это время гладил мои ноги, после чего стаскивал прямо на пол и входил в меня – так же безучастно и в то же время с отчаянием). Нюхая на днях твою рубашку, в тот момент, когда вы с братом ушли, я зарывался в нее и думал, что ты мог бы порвать ее на длинные ленты и небрежно вытереть у себя между ягодиц, после того, как я оттрахаю тебя до крови. Я бы носил их, как браслеты, завязывая на запястье.

Я погладил твои губы и – Фрэнк! – ты немедленно облизал их, и тут же поджал. Колено сорвалось и сильно стукнулось о твое. Боль была не злящей, но раззадорила меня настолько, что я поцеловал тебя, стараясь не затянуть момент. Ты даже размяк, позволяя трогать себя везде, закинул голову и простонал – один раз, сдавленно и коротко – и тогда я потерял голову. Мне казалось, что я добираюсь до чего-то вкусного, запретного, трепетного и такого похожего на… Главное было – раздеть тебя, обнимать тебя, удерживать в этом положении между диваном и моим горячим и растерянным телом, не дать тебе уйти и вдохнуть твой запах каждого участка твоего тела, такого же прекрасного, как и твой голос.

Ты сказал Нет.

Ты оттолкнул мои руки (о, как они дрожали!).

Ты вышел за чаем и хлопнул дверью, при этом покачивая бедрами. А мой брат у себя в комнате чай не держал.



-Но он же к тебе лез.

-Он говорил, что любит меня, наверное. Он много чего говорил.

-И какого хрена ты его не поимел?

-Я же не могу силой…



Время от времени мне удавалось прижаться к твоей спине и поводить по ней ногтями. Брат демонстративно кашлял и твои глаза оставались неуловимыми.

Куда они смотрят, объясни?

Я позорно шептал «ну дай я хоть взгляну» и лез к тебе в штаны, припадая поцелуем к твоей, горячей, фрэнкиной шее. Ты шептал « люблю тебя, Джерард, ты знаешь, я люблю тебя наверное, да, так и есть» и прижимался ко мне – а то и целовал мои искусанные губы, смеясь надо мной.

А потом ты говорил Нет.

Потом ты уходил, и я смотрел, как ты идешь по лестнице, каждой ступеньке даря одно легкое движение твоих округлых ягодиц, смотрел и кончал. ( Если бы ты сказал «дай посмотрю», то я за секунду избавился бы от всей одежды и, дурак дураком, ждал бы твоих теплых рук).



-Ты жуткий зануда, знаешь?



Брат вбивал тебя в кровать.

Я видел вены на его руках, пальцы его сжимали твои бедра и вы были достойны того, чтобы показать вас в прямом эфире вместо вечерних новостей. Кровать скрипела, и брат напрягал шею (я видел, как перекатываются под кожей его мускулы), чтобы войти в тебя до самого конца.

Пыльный полутемный шкаф вмещал целую вселенную моих фантазий, где ты сначала сжимался, но потом привыкал и выгибался навстречу моему Майклу, всхлипывал, стонал, мял в руках простыни и кричал.

Кричал так, что я схватывал зубами рукав твоего пиджака и мычал, чтобы не закричать тоже.



-И что мы тогда сделали, помнишь?

-После того, как я чуть не вырубился от мощности своего платяного оргазма?

-Ну да, да.

-Я выпал в окно?

-Ну не смешно. Помнишь? Я ухмыляюсь, потому что ты был великолепен.



Помню, как же мне не помнить свои глаза, щурившиеся от яркого света, свои подгибавшиеся колени и мои руки, поднявшие рубашку, на которой я стоял. Я разглядел тебя, тяжело дышащего и распластанного на кровати, твои потные плечи, твои синяки на бедрах, твою руку, свисавшую с матраса и твои раздвинутые ноги. Не уверен, что они были раздвинуты для меня, но я подошел и аккуратно вытер твой «медный глаз» твоей рубашкой.

Даже через пару дней, когда я лежал, обняв брата, под моими ногтями все еще оставалась твоя запекшаяся кровь.




@темы: Bleach, Слэш, Фанфики, кинкоАвтор: Яд.
Бета: Rei girl
Фэндом: Bleach
Жанр: ангст
Размер: 168 слов
Пейринг: ГриммУль, намёк на УльХиме
Дисклеймер: от прав отказываюсь
Написано: 03.09.09
Размещение: с разрешения автора

Хвататься за нить угасающего тепла и забытых ощущений. То, что когда-то было феерическим и незабываемым, стало зверским и каким-то… примитивным?
И каждый раз, вторгаясь в это хрупкое тело, всё меньше задеваешь душу. Это больно, больно, когда тот, из-за кого ты разгораешься нежным пламенем забытых чувств, начинает остывать, и ты не можешь в сущности ничего, кроме как поддаться животным инстинктам и действовать в большинстве по Его правилам. Чувствовать себя как загнанный в клетку зверь, и вместо того, чтобы вырываться и грызть ненавистные прутья, ты жаждешь ещё одной малой крупицы истинной ласки, покорно оставаясь в клетке предрассудков, созданной другим.
И выть от гнева, злобы, обиды, когда какая-то чертова девчонка неосознанно, но с явным успехом отнимает что-то дорогое несуществующей душе.

Ты пустой, помни об этом. Всё это – лишь иллюзия.

Оставленный. Разбитый. Забытый.
Тебе не остаётся ничего, как привлекать к себе внимание, и хочется разрушить всё, надеясь, что с его исчезновением пропадёт эта чёртова боль, с которой даже дышать тяжело…

И выть от обиды, когда после его смерти становится лишь больнее…
URL

2011-07-09 в 17:23 

steinvor
- Не туда ли мы рулим? - поинтересовался юнга. - Не туда ли, - лаконично ответил капитан
Знаешь ли ты, что такое боль? Боль — это когда медленно и искусно убиваешь своего любимого человека, пронзая его насквозь, заставляя его кашлять кровью. Ледяными глазами смотришь на его муки, на его слезы и мольбы о пощаде. И улыбаешься. Да, улыбаешься, смотря на его истекающее кровью тело. Смеешься, когда пронзаешь его голову. Истерика. Ты убил его. Иллюзии, которые убивают всех, кого ты любишь. И ты не имеешь право на счастье с кем-либо. Ты можешь быть только один. Подходишь, вынимаешь все то оружие, которое воткнул в него: топор, нож, копье и все колюще-режущие предметы. Обнимаешь это холодное безжизненное окровавленное тело, уже совсем не похожее на таковое. Снова этот дикий истеричный смех, и ты плачешь. Начинаешь рыдать, прижимая к себе того, кого так любишь. Проходит несколько часов, прежде чем ты успокаиваешься. Ты начинаешь вновь адекватно воспринимать реальность. Ты больше не вернешься сюда: в комнату, в которой убил его. Пусть его найдет кто-нибудь, а ты в это время будешь далеко, очень далеко. Страдая от боли, ты уйдешь туда, где совсем нет людей – в свои иллюзии. Да, ты мастер иллюзий. Просто заставишь себя поверить в одну из них, а потом под ее действием убьешь себя. Неведомо откуда возьмешь нож, и перережешь себе вены на запястьях обеих рук. Но этим ты не ограничишься, ты захочешь страдать так же, как он – твой милый, любимый, самый лучший человек, которого ты так жестоко убил, ни капли не щадя его. Этим же ножом ты сделаешь глубокие порезы на своих ногах, а так как самому над собой изощряться сложно – в конце просто вспорешь себе живот и выпустишь кишки наружу. Да, это такое впечатляющее зрелище. И пока ты все это проделываешь, у тебя в голове будут мелькать отрывки из сцены убийства. Умирая, ты будешь плакать, и улыбаться одновременно. Твои последние слова будут: «Прости… Бел… Семпай…».

Эта ночь…...бесконечна….меня кидает то в жар, то в холод…я не понимаю, в какой я реальности…..черные демоны расползлись в страхе….и я почувствовал Тебя… Ты стоишь напротив моей кровати…мое тело начинает гореть от Твоего взгляда… Ты приближаешься ко мне…я начинаю задыхаться…я не могу открыть глаза, голова начинает раскалываться на тысячи частиц, как разбивающееся зеркало… Ты берешь меня за ворот рубашки, притягиваешь к себе, так что я чувствую Твое смертоносное дыхание на своей коже, и швыряешь меня о стену. Я больно ударяюсь и сползаю вниз на кровать. Ты садишься рядом со мной и нежно проводишь ладонью по щеке….так мягко……я хочу дотронуться до тебя, Ты опрокидываешь меня на пол и наступаешь ногой на шею. Я начинаю задыхаться…а Ты улыбаешься….. отпустив меня, Ты склоняешься надо мной и целуешь….и я забываю о всякой боли…резко Ты схватываешь зубами мой язык и вырваешь его с корнем. Изо рта течет кровь, а Ты пьешь ее из нашего поцелуя. Я хочу кричать. Ты с силой отбросываешь меня к двери, я падаю почти без сознания. Ты подходишь ко мне и опять улыбаешься. Ты выцарапываешь мои глаза острыми когтями. Я взревел от боли. Ты кидаешь меня на кровать и придавливаеь Своим телом. Языком Ты ласково проводишь от шеи вниз, приподнимаешь меня….и резко входишь рукой в мое туловище, пробив его насквозь. Я чувствую, как ты шевелишь пальцами в воздухе. Медленно Ты вынимаешь руку и слизываешь кровь…. Ушел. Но лежа с дырой в теле, я понял, что лучше быть полумертвым рядом с Тобой, чем живым, но без Тебя.

2011-07-09 в 17:28 

steinvor
- Не туда ли мы рулим? - поинтересовался юнга. - Не туда ли, - лаконично ответил капитан
Шоичи искренне, истово выдыхает одно имя.
Коротко, почти всхлипом — при первом толчке; протяжно — глушит в поцелуе.
Шоичи теряет себя в этой ночи и громких стонах. Он пытается доказать — себе ли? Бьякурану? — что у него хватит силы.

Бьякурану интересно ломать только сильных. Сильнее Шоичи он не нашёл.

Шоичи выгибается и прокусывает ладонь до крови, не чувствуя боли. Белое — всё вокруг в белизне: и заснеженный Рим, и постельное бельё в гостиничном номере, и страх Шоичи, осознавшего, почему боли нет — меняет цвет. Метаморфоза отбивается алыми бликами удовольствия на сетчатке, когда Шоичи закрывает глаза, облизывая губы.

Бьякуран прерывается на томительный миг сомнений, а затем продолжает ломать Шоичи своей нежностью. Он не причинит ему боли.

Бьякуран целует его в шею, заставляя ахать и зажимать зубами угол подушки, целует в искусанные губы, отнимая кислород и рассудок, входит в него медленно, наслаждаясь румянцем и беспомощным выражением лица.
— Бьякура-ан, а-а... — Шоичи, видимо, понравилось ощущение крови на губах, ведь то, что он делает, поцелуем назвать сложно.

Бьякуран почти теряет рассудок от контраста: столица засыпана хлопьями снега, а номер люкс тает от жаркого секса. Шоичи приподнимается, чтобы в следующем тягуче-сладком движении — Бьякуран блаженно жмурится от удовольствия — приникнуть ещё ближе и раствориться в так и не сдержанном молчании.

— Ты старался, — утешает его Бьякуран после. Он доволен, но Шоичи почти проваливается под землю, не зная, куда деться от заинтересованных взглядов обслуживающего персонала.

Бьякуран трёт место укуса, вспоминая с улыбкой, насколько Шоичи не любит стонать



Вдыхать тебя, терзать тебя, любить тебя – это то, что заставляет меня раз за разом все глубже вторгаться в твое тело, даже если ты против. Ты кричишь, оставляешь глубокие царапины острыми ногтями, но все попытки остановить меня тщетны – я хочу разорвать на части, подчинить целиком и полностью, растворить тебя в своей страсти.
«Зачем?» — читаю во взгляде;
«Почему?» — слышу в стоне;
И не нахожу разумного ответа на эти вопросы, продолжая оставлять укусы на нежной коже и вырывать крики из горла.
Я признаю, что сейчас жестоко, почти отчаянно насилую тебя, удовлетворяя физическую похоть, но ты сам виноват. Сам пришел ко мне, опустил и поставил в положение, из которого был один выход – наказать, выпороть, убедить тебя в ошибочном мнении.
Пусть завтра ты не извинишь меня, пусть завтра ты будешь холоден ко мне, но сегодня ты должен кричать. Обязан умолять меня остановиться, стонать от унижения, просить о прощении, которое ты вот-вот получишь…

2011-07-09 в 17:45 

сама себе эфа
дышу на ощупь, зубами слушаю звуки
Спасибо, но у меня нет времени читать это. И не скоро появится. А вам лично заняться больше нечем?

   

Чувствовать — значит бороться с пустотой...

главная