tszehu
У изменения и движения — свое время; без­опасность и опасность заключены в тебе самом. Несчастье и счастье, обретение и утрата — все начинается из тебя самого.
жизнь после жизни ( предварительное)Автор:
Фэндом: Bleach
Персонажи: Кучики Бъякуя/Абараи Ренджи, Улькиорра Шиффер/ Гриммджоу Джагерджак, Урахара Киске, и проч.

Рейтинг: R
Жанры: AU, Стёб, Драма, Юмор, Философия, POV, Психология, Романтика, Слэш (яой), Songfic
Предупреждения: Нецензурная лексика, OOC, Насилие
Размер: планируется Миди, написано 44 страницы
Статус: в процессе написания
часть 3
С утра день у лейтенанта 6-го отряда Готей-13 , Абараи Ренджи не задался. Под утро, будучи более не в силах переносить тоску и одиночество, Ренджи приперся в комнату Кучики Бъякуи и скромно пристроился под боком у своего капитана. Бъякуя ,изучающий проекты нового оформления отчетов, машинально протянул руку ,чтобы погладить бездомное дитя. От бумажек так и не оторвался. Ренджи попробовал прибегнуть к проверенному способу с распусканием волос и коварным соблазнением ( трюк опробованный на добром десятке суровых мужиков, начиная с преподавателей в Академии и старшекурсников, кончая капитанским составом и с некоторых пор – рыжим временным шинигами и бывшим «Шестеркой» Эспады. В зависимости от положения, ранга и состояния отношений с хитрой красноволосой бестией, все пытались пожалеть, посочувствовать, сказать что-нибудь возвышенное и прекрасное – реагировали вобщем… На аристократов это по-видимому не действовало… В конце концов Ренджи пришло в голову изобразить заботливого хозяина ( хозяина или слугу?) , и попытаться напоить Бъякую чаем собственного приготовления. На громкий шум и такие же громкие чертыхания неуклюжего лейтенанта, Бъякуя тоже не отреагировал. Зато отреагировал молниеносно на попытку немилосердно залить пресловутые отчеты и постель-покрывало-любимое юката …Хорошо не банкаем,- по привычке подумал лейтенант, потом вспомнил,что банкай – это уже пройденный пункт их взаимоотношений с Кучики, и воздал хвалу мастерству преподавателя кидо, который обучал его капитана. Разрушения были минимальны и вполне поправимы – осталось только сгрести кучку мусора, подтереть пол, и… - А, мелочи,- отмахнулся от угрызений совести Абараи и настырно продолжил давить на жалость капитана. Сел в углу и стал скрести пол. Ножиком.
- Ренджи, иди сюда, - в конце концов раздался утомленный голос Кучики, - Хватит дуться и делать вид, что чистишь ковер…
Когда Ренджи, немного побурчав для собственного удовольствия опять пристроился рядом, примирительным тоном спросил:
- Что, по Рукии соскучился?...
Ренджи только кивнул и уткнулся в пахнущее чем-то свежим и терпким плечо Бъякуи. Хрупкий аристократ с честью выдержал это посягательство на свое благородно-утонченное тело, только устроился поудобнее, чтобы не свалиться при первой же попытке Абараи поплакаться поактивнее. Стал утешать, поглаживая по взлохмаченной абараевской макушке, участливо задал непременный вопрос:
- Хочешь, я, как глава клана прикажу Рукии выйти за тебя замуж?
По установившемуся между ними обычаю он ожидал услышать возмущенное «нет, конечно же, не хочу…» и так далее, однако сегодня Абараи был в ударе.
- Хочу…- неожиданно заявил он.
Бъякуя даже отстранился, чтобы взглянуть на лицо своего подчиненного. Хотел было возмутиться наглостью бездушного коварного соблазнителя-искусителя и только позволил себе укоряющее вздохнуть.
- Думаешь это поможет…
Абараи только потерся о прохладную нежную руку.
- Нет.- согласно вздохнул, только более шумно.
- И я считаю также…
Оба замолчали, погруженные каждый в свои мысли и переживания. Сегодня между капитаном 6-го отряда и лейтенантом этого же отряда царила удивительная гармония.

Над двенадцатым этажом отеля плыли переливающиеся в солнечном свете, мыльные пузыри. Это выглядело мило, трогательно и даже волшебно… Абараи моргнул ресницами – волшебным казался и черно-золотой профиль Шиффера с угловатыми кончиками выступающих за линию подбородка волос – фирменная прическа Улькиорры не поддающаяся логическому объяснению – видимо торчащие в разные стороны пряди компенсировали сглаженность его манеры поведения. Торчащий гвоздь нужно забить.
Лейтенант тряхнул головой, прогоняя наваждение, — с некоторых пор, видение одухотворенного лица Улькиорры с подрагивающими в такт движениям длинного изящного тела прядями волос, преследовало его неотрывно. Наяву гораздо чаще, чем во сне и по утрам – сердитого недовольства Бъякуи следовало опасаться так же, ( если не больше ) как и раздраженного презрения Шиффера. Ренджи зажмурил один глаз и посмотрел на кусочек неба с невесомо-белыми мазками облаков. Умиротворяющая картина. Ночью было по-другому. Хоть шинигами и являются так сказать умершими уже людьми – умирать еще раз в мире живых хоть и в гигае оказалось… страшно? Непривычно ? скорее именно это – ощущение собственной беззащитности и уязвимости впервые со времен детства, проведенного в Руконгае, и осознал вчера лейтенант 6-го отряда Готея-13, Абараи Ренджи.
Вчера они с Джагерджаком встретились с их «должниками» из того самого клана якудза, которые обеспечили бывшим арранкарам «долгую смерть и незабываемое послесмертие». Абараи досталась незавидная роль приманки, отвлекающей внимание, Шестой блокировал пути отступления, а Улькиорра… Да, этот невозмутимо-изящный недомерок методично и целенаправленно отстреливал всех, пытающихся скрыться с небольшого пятачка, втиснутого между пустующим ангаром и выездом с подземной парковки. Бывший Секста Эспада продемонстрировал незаурядные способности в стрельбе из неустойчивых положений; как только его вызывающе белая «шевроле— импала» разогнавшаяся за положенные 6, 5 секунд почти до заявленных ста км/час, вынеслась и перегородила дорогу двум тонированным джипам охраны и неприметной черной машине между ними, его синеволосая шевелюра то и дело мелькала то за капотом с правой стороны, то у левых задних колес, потом Джагерджак исчез и объявился в непосредственной близости от лейтенанта-шинигами, притулившегося за угловым выступом колонны, чтобы потом снова переместиться еще ближе к оставшимся в живых, попрятавшимся за баррикадой из изрешеченных «паджеро» и «патрол GR» наемникам...В какой-то момент все звуки затихли, слышалось только осторожное дыхание и мерный стук вытекающих капель то ли топлива, то ли чьей-то крови. Последующие мгновения растянулись в этакий авторский немой кинофильм, с затянутыми сценами падений, стоп-кадровым перемещением пуль и пересечением траекторий выстрелов…с одной стороны, с другой стороны, с третьей…Что-то дернуло Абараи вперед, через открытое и простреливаемое со всех сторон пространство, туда, где можно было занять более выгодную с точки зрения контролируемого обзора, позицию; затем, какое-то автоматически-рефлекторное вскидывание правой руки с настойчиво рекомендованной все тем же Джагерджаком, «береттой», плавное скольжение спускаемого курка и внезапно разорвавший ощущение нереальности происходящего, грохот выстрелов. Как там говорил синеволосый? – просто не давай им поднять голову и хорошенько прицелиться, а об остальном позаботимся мы с Шиффером…И считай патроны…Перезарядить, переместиться, отвлечь внимание…Больше всего бесило ощущение собственной никчемности, по сравнению с находящимися в своей стихии бывшими членами Эспада. Чертов Абараи , решил проявить инициативу и почти сразу же нарвался на почти столкнувшегося с ним, лицом к лицу якудза, прямо как в безбашенно трагикомичных фильмах Тарантино, ей-богу… Двое мужчин замерли в паре метров друг от друга, оба с вытянутыми вперед руками, у обоих –нелепое совпадение— чрезвычайно популярная безотказная старушка-«берета»… и только мгновенно-точный выстрел Улькиорры рассекает жизнь и смерть на две неравнозначные части одного целого. В каждом мертвом шинигами таится готовая к перерождению в мире живых душа, и каждый человек в Генсейском мире живых несет в себе зародыш смерти…

Юноша с красными волосами вздрагивает, заслышав невыразительный отстраненный голос своего «напарника».
— Я уже выбрал подходящую точку. Можем возвращаться.
« Когда же он успел выбрать точку обстрела, он же минут двадцать забавлялся выдуванием идеально круглых мыльных шаров, и столько же пялился, казалось, куда-то в Уэко Мундо , не двигаясь, не шевелясь, словно задумавшись о глобальном смысле бытия…И, да, кажется он опять замыкается в себе. Уж с моим-то капитаном, я в курсе всех этих приступов вселенской скорби и величественно-жертвенного самоотречения. Даже синеволосому не удастся тебя удержать, если ты решишь вдруг, в приступе извращенного человеколюбия избавить мир от такого неестественного в своей безупречной законченности, существа. .. или все-таки Ты? избавишь себя? – от сосуществования с таким неприспособленным к наличию необыкновенных существ, миром?»
И, внезапно решившись, лейтенант озвучивает полудогадку-полуозарение :
— Ты все-таки знаешь что-то про свою смерть…Что–то тогда случилось, только ты не хочешь говорить…Ни мне, ни Урахаре, ни этому своему Джагерджаку…
Улькиорра прищурив глаза, оценивающе взглянул на красноволосого лейтенанта, так, словно впервые заметил, что тот выше его на две головы, и даже вполне вменяем и поддается обучению. Сказал неожиданно серьезно и доверительно :
— Джагерджаку – особенно.
И шагнул в тридцатиметровую пустоту заоконного пространтва. Абараи нервно выдохнул воздух через стиснутые зубы и торопливо скользнул следом.
— Все-таки быстро привыкаешь к гигаю… И к ощущению неправильности происходящего вокруг – тоже.

…Я снова причиняю тебе боль,
Слишком одинок, чтобы притворяться
Будто бы все в новинку,
Но я обещаю тебе,
Развеять все это…

В наушниках теперь почти всегда этот голос, то , срывающийся на фальцет, то замирающий на проникновенно глубоких низких тонах … И всюду этот треклятый Шиффер – в мыслях, в мозгах, в песнях ,выворачивающих такую уже смирившуюся с заведенным порядком, дисциплинированную душу .

…Войди в мою жизнь,
Превратись обратно в сон,
Мы спрячемся
И построим новую реальность.
Нарисуй еще одну картину
Жизни, которая могла бы у тебя быть.
Следуй своим инстинктам
и выбери другую дорогу…


У каждой светлой стороны есть другая – оборотная, иногда просто скучная и невыразительно монотонная, серая, блеклая, будничная… Иногда – нелицеприятная и ужасающая, иногда – просто стыдная и позорная.

— Вот выбираешь ты, допустим, приглянувшегося фасона футболку, а задумывался ли ты, что ее изготавливали где-нибудь в Гонконге или на Филиппинах какие-нибудь несчастные малазийские дети, проданные родителями за гроши в рабство конвейерного труда? Или служащие курортного отеля, которые терпят не только выходки избалованных среднестатистическим достатком туристов, но и издевательства управляющих , менеджеров, зачастую таких же выходцев из местного полунищего населения, только взобравшихся по-счастливому стечению обстоятельств на одну-другую ступеньку повыше!...

Смысл данной тирады поначалу ускользает от рассеянного внимания синеволосого арранкара, отвлеченного медитативным созерцанием непривычно эмоционального на данный момент зеленоглазого мальчишки. При возвращении в человеческое тело у него, вероятно, проявятся возрастные особенности поведения, как то – юношеский максимализм, подростковая угловатость, хорошо бы прыщи не повылазили…Впрочем, для такого типа лица это не характерно.
«Никогда не видел Улькиорру в таком раздраженно-язвительном, даже возмущенном состоянии.» Это признает даже видавший Шиффера и в более чем разнообразные моменты «жизни» Джагерджак. « Причем здесь рабский труд? И еще, все эти заморочки со статусом, каким-то положением в обществе…совесть Улькиорру что ли заела?..»

Все началось из-за дурацкого клипа, который Гриммджоу посмел обозвать «дурацким» . Абараи только сидел и переводил недоуменный взгляд с одного бывшего арранкара рангом повыше, на другого, соответственно занимающего в иерархической лестнице Эспады номер на две единицы ниже. Причем здесь единицы сначала было непонятно, особенно для шинигами, не вникающего в тонкости взаимоотношений в айзеновской бывшей «спецгруппе», условно именовавшейся Эспада.Потом до Абараи все-таки доперло: Джагерджак ревновал Улькиорру к Ямми. Бывший Секста прямо и недвусмысленно заявил, что Куатро , в бытность свою арранкаром, сам, мягко говоря злоупотреблял своим положением. Игнорировал мусор в лице Шестого и третировал ( это значит – нещадно эксплуатировал, пояснил мимоходом Гриммджоу Абараи ) Десятого. А сам выебывался перед этими, нет, ЭТИМ– обозначил объект своих претензий Джагерджак, очкастым шинигами. А уж как Децимо был привязан к Куатро, ты его и в постель с собой брал?..Чтоб до кучи или для ровного счета было? Это становилось уже занимательней и интересней – бывшую «десятку», превратившегося потом в «зеро», т.е. главенствующего над всеми Эспада «Нулевого», он не только рассмотрел во всех его огромных подробностях, но и запомнил до мельчайших ( а они были – эти подробности «мельчайшими»?) нюансов. И его, чего окольничать да любезничать , уродливое лицо, и отвратительно мясистые (?!) словно гигантские гусеницы – пальцы, распиравшую тесную униформу тушу… Все в его обманчиво-добродушной внешности неповоротливого толстяка казалось комичной пародией даже на самих арранкар. Представить ЭТО, покушающимся на какой-либо секс вообще, а тем более претендующим на какие-либо отношения с Улькиоррой – для этого надо было иметь воистину арранкарское извращенное воображение. Впрочем, какое еще оно могло быть у такого, как Джагерджак . Да вы только на волосы его посмотрите, да в бешено расширенный зрачок…Что же касается Децимо, подумать что в этом полуразумном животном происходят какие-то мыслительные процессы – было просто невероятно. Еще более невероятным казалось умение гороподобного существа произносить членораздельные звуки и даже складывать их во вполне осмысленные слова. Когда Абараи уловил суть этих произнесенных фраз – он вообще сначала решил, что съехал с катушек, затем, что его неправильно собрал Маюри – ну, допустим, перепутал какие-нибудь не столь важные как, эти-сами-понимаете-какие именно, органы (желудок, например ) или не так замкнул нейронные клеточные окончания , и ему достались «бракованные » глаза-уши-мозги Исиды…
Да…если Абараи крупно повезет, и он выберется из ТАКОЙ передряги домой( то бишь в Сейретей), то определенно имеет смысл попробовать ментально воздействовать на письменные принадлежности или какие-нибудь другие бытовые предметы – может в них тоже есть какая-никакая «душа», зампакто ведь материализовывались… Почему бы и отчетам не материализоваться в готовом законченном виде под воздействием его…нет, не силы воли, а силы его нехилого такого желания… Ладно, Абараи согласен и на то, чтобы его грязная вонючая форма шинигами хотя бы периодически добровольно-абараи-принудительно самоотстирывалась, и самосушилась, и самоотглаживалась…( Дурак, для этого есть младшие офицеры или рядовые солдаты…На худой случай – жена… Жена?! У Абараи!..Брому, товарищи шинигами, для лейтенанта Абараи…или яду. ) Все. На этом его список основных жизненно-необходимых потребностей можно считать законченным. Тут Ренджи вынырнул из глубины своего мистико-религиозного подсознания ( спасибо Юнгу и Фрейду за красивое научное определение ) и еще раз вгляделся в зеленоглазую физиономию Шиффера. Да, если Улькиорра захочет вдруг отыметь какой-нибудь неодушевленный предмет, скажем , табурет или вот эту голубоволосую морду – он имел ввиду Джагерджака, — то пожалуй, ни первое ни второе, уж будьте уверены, ему не откажет. Чего уж говорить о бедном доверчивом Ямми…

— И долго же ты изводил этого урода?— в издевательском тоне Гриммджоу одновременно плещется и жгучая ревность, и едкий сарказм.
— Не твое дело, мусор.— Улькиорра выведен из своего обычного состояния холодной невозмутимости настолько, что незаметно для самого себя прибегает к «фирменному» ассортименту приемов Куатро, безотказно провоцирующих на безрассудные поступки, не только обладателей бешеного темперамента – таких как Гриммджоу, или тот же Абараи, но и прочих идиллически настроенных мирных граждан. Прищуренные глаза и презрительно искривленные губы составляют невероятный по масштабам эффектности и эффективности, контраст с нервным подрагиванием ресниц и красивым изломом тонких бровей. Все-таки прав Алан Пиз – рефлекторные движения мышц демонстрируют целый спектр скрытых или тщательно скрываемых, эмоций. Это приходится признавать и Улькиорре номер 2 – Кучики Бъякуи. « Черт, надо отворачиваться, когда отчитываю Абараи за несоблюдение субординации » — берет себе на заметку Кучики, и сообщает о получении новой инфорации от Урахары…А также о получении новых подробных инструкций из Общества Душ, касающихся пребывания бывших арранкаров в мире живых. Тайчо произносит последнюю фразу таким официальным тоном, что у Абараи появляется недобрый красноватый отблеск в дерзко ухмыляющихся глазах, а рот непроизвольно растягивается в мерзкой полуулыбке руконгайского вора-наемника-убийцы. Как тебе такая темная сторона Абараи, а, Бъякуя?

— Со мной ты так не разговаривал как с этим собачьим уродом…— Внутриклановая разборка у Эспада возобновляется, как ни в чем не бывало.
— Русские так и называют копов и предателей — мусор…— С наслаждением выговаривает любимое слово Куатро. Безусловно, он разбирается в тонкостях употребления этого словечка на всех возможных языках, но сейчас он даже не заботится о точности соответствия контекста в котором произносит это понятие. Или все-таки догадался? Или его кто-то сдал? Из своего же непосредственного бывшего начальства…
— Как тебе перспектива схлопотать еще одну пулю в живот, мистер Оранжевый,— Cтепень изощренности оскорблений переходит на новый — высокоинтеллектуальный уровень.
— Скажи еще – мистер Голубой…
— Мистер Оригинальность иронизирует?
— Нет, констатирую факты, которые очевидны! – Джагерджак, когда испытывает крайнюю степень волнения, начинает путать словесные конструкции.
— Так ты все-таки был копом? – Нужно давить на него до конца, чтобы раз и навсегда определиться с мерой его ответственности за случившееся.
— Причем здесь это?..
— Я не знаю стоит ли тебе вообще доверять.— Голос становится опять холодным, поведение – выверено рассудочным, и это действует отрезвляюще даже на самого яростного оппонента.
— И как ты догадался? – Уже спокойно, не торопясь вытащить сигареты, закурить, прикрывая нервно подрагивающий огонек, рукой.
— Видел…Технику ударов тебе поставили, а осмысленности проведения приемов ТАМ не учат.
— Времени на все не хватит… чтоб все тонкости изучить.
— Это не отменяет того, что ты бывший коп.
— Ты имеешь ввиду то, что я – мертвый?— В глазах цвета индиго брезжит неверный отблеск догадки и понимания.— Или то, что все-таки …Ах, ты, сволочь, такая …Значит, следующий наш клиент – это твой бывший…
Наверное, одной только сигаретой здесь не обойдешься. Реальность настолько пугающе-очевидна , что хочется выть…Или пустить пулю себе в лоб – видеть в перекрестье прицела эти невозможно зеленые глаза невозможно. Уж простите, простого бывшего арранкара, за тавтологию.


см. клип Muse - MK Ultra
фильм К.Тарантино "Бешеные псы", где Тим Рот (Мистер Оранжевый играет полицейского, внедрившегося в банду грабителей. Умирает от огнестрельного ранения в живот


@темы: фанфик