Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:16 

Непонимание.

CheerSpam
Что вы сэр, какой батхерт? Ваша попа сама села на мою коленку!
Название: Непонимание.
Автор: Kawai SPAM
Бета: Veen_Roa
Рейтинг: G
Пейринг/Персонажи: фем!Улькиорра/Гриммджо, намек на Орихиме/Ичиго.
Жанр: Romance, гет.
Дисклеймер: отказываюсь от всех прав.
Предупреждение: OOC, кроссгендер, нецензурная лексика. Каха Негасьон закончил свою работу раньше.
От автора: я впервые работаю по этому фэндому. Прошу критики, но не жесткой. И да, это кроссгендер. Постаралась как можно сильнее не коверкать характер Улькиорры. Вам судить - получилось или нет.
Вдохновила серия № 166.

Фрагмент 1: Принцесса и школьник.
-Ты дрожишь и потеешь, женщина. – сообщила ей Улькиорра. Аранкаар была спокойна как скала, сложив руки на поясе, немного неправильно, словно совсем не стеснялась своей груди.
-Я…Я боюсь…-будь они в менее страшной ситуации, Орихиме бы покраснела, - м…мне к-кажется, что К-куросаки-кун больше н-никогда не будет таким, каким был…
Эти слова звучали глупо и наивно, Иноэ это прекрасно знала. Но это была чистая правда – разве можно поверить, что Ичиго снова сможет встречаться со школьными друзьями, гулять по улицам Каракуры, давать подзатыльники странной игрушке после того, как смотрел на мир такими жуткими глазами?
Глазами безликого монстра, несчастной, искаженной души – сможет ли он жить спокойно с осознанием того, что в нем живет частица того, с чем он сражается не на жизнь, а насмерть? Орихиме страшно боялась, что Куросаки потеряет в этой битве слишком многое от человека.
-Не глупи. – оборвала ее Улькиорра, - он не станет пустым – он вайзард.
Она и ее тюремщица с таким печальным взглядом мутно-зеленых глаз говорили на разных языках – это Иноэ поняла сразу. Убийственная логика, с которой действовала Шиффер не всегда была понятна Орихиме, хотя бы потому, что она не всегда знала достаточно, чтобы возразить ей.
-А…А Гриммджо-сан? – увидев, как выгнулась несуществующая бровь Куатро, девушка заговорила, усиленно припоминая все рассказы Рангику о Пустых, - его свободная форма – пантера. А что, если он ей слишком поддастся? Что если он останется таким навсегда? Ты смиришься?
-С чего ты взяла, что мне есть до него дело, женщина? – в голосе Шиффер сквозило такое удивление, будто Орихиме предложила ей снять эту дурацкую половинку рогатого шлема, - и нет, став васто-лордом, Секста уже никогда не превратится снова в адьюкаса…
Аранкаар подняла руку, словно собираясь нанести удар – Иноэ шагнула назад, прекрасно понимая, что если Улькиорра всерьез захочет ударить ее, ее не спасет даже если она вдруг окажется в Каракуре. Но дело было в другом – на них летело что-то мелкое, похожее на синие пули и Шиффер в один момент загородила ее и Нэлл, готовая отбить атаку. Однако «пули» не долетают до них – во мгновение ока перед ними оказывается Ичиго и закрывает собой.
Иноэ будто издалека слышит звук разрывающейся ткани и совсем тихий звук впивающихся «пуль» в тело. Паника накатывает очень медленно, словно нехотя, однако все же берет свое и затуманивает сознание.
Ичиго поднимает голову.
Орихиме немеет от ужаса.
Те же глаза, что и у брата. Она прекрасно помнит жуткий, напоминающий металлический скрежет, голос, помнит черно-желтые глаза, помнит белоснежную маску и уродливое, деформированное тело.
Ичиго.
Почти.
Такой.
-Ты так глупа, женщина. – Улькиорра будто знает, о чем она думает, - Куросаки Ичиго сражается для тебя и ради тебя. Он ведь даже не шинигами, по натуре своей – он просто человек с чудовищно сильной рейацу. Он прекрасно знает, что против Гриммджо у него нет ни шанса, тем более в рессукресьен-форме. Даже способности вайзарда не помогут.
Иноэ сглатывает – аранкаар безо всяких ужимок сообщает ей то, что она так боится сказать сама себе. Она одновременно хочет и не хочет слышать ее.
-Как эгоистичен твой страх. – не моргая следит за схваткой Шиффер, - ты так боишься, что изменится не он сам, а его отношение к окружающим и к тебе. Тебя не волнует, что Гриммджо его покалечит и, возможно, убьет – тебе важно, чтобы он продолжал быть человеком в твоем понимании. Твои способности уникальны, однако я была права, называя тебя слабой женщиной. Ты покоряешься захватчикам, покорно ожидая своего спасения. Ты даже не пытаешься убежать или, хотя бы, сопротивляться. Твоя сила может отрицать все – но у тебя не хватает сил использовать ее для защиты. Не пытайся заставить меня понять тебя, женщина – мы аранкаары, не люди.
Орихиме было ужасно обидно от таких слов, однако еще обиднее ей было то, что Шиффер ни разу ее не оскорбила – аранкаар говорила чистую правду.
-Но мы не…-речь Улькиорры обрывается, а глаза широко раскрываются. Иноэ смотрит вперед и видит, как Ичиго наносит удар, рассекая грудь Гриммджо. Темно-красная кровь брызгает между треснувших пластин, пантера запрокидывает голову и страшно хрипит. Улькиорра смотрит на него таким пораженным взглядом, будто не может поверить, однако тут же расслабляется – Секста перехватывает клинок.
-Думаешь победил меня?! Да пошел ты! – Куатро еле заметно выдыхает – просто так Джаггерджака не свалить и Секста со всей дури пробивает временному шинигами ребро.
-Куросаки-кун! – подается вперед Орихиме, не замечая реакции Куатро.
-Успокойся. – толкает ее одной рукой в грудь Улькиорра, - сейчас, когда на нем маска, он не чувствует боли. От твоих криков ему сил не прибавится, не отвлекай его.
-Да что с тобой?! – закричала Иноэ, чувствуя, как по щекам бегут холодные слезы, - неужели тебе все равно?! А если Куросаки-кун все-таки убьет Гриммджо? Тебе тоже будет все равно?
-Он сражается для себя и будет счастлив умереть в бою. – парировала Улькиорра, - какое отношение его смерть будет иметь ко мне?
Она просто смотрела, как Джаггерджак сражается, как наносит удары, как темнеет воздух от той странной способности - дэзга…Орихиме точно не помнит – слишком велик был страх того, что даже мельчайшая частица этой жуткой рейацу зацепит ее щит и разнесет ее тело в клочья.
А Шиффер просто смотрела, пока синий луч не задел ее, рассыпавшись на мелкие светящиеся осколки. Орихиме обернулась – по плечу аранкаара текла кровь, хаори было разорвано, неприлично оголив половину груди с татуировкой «4» на белой коже.
«Словно чернила на бумаге…» - подумала Иноэ.
Слова Ичиго о ней, о Исиде, о Чаде доносятся до нее слишком громко. А когда она смотрит на Шиффер, ожидая реакции, то не верит своим глазам – на лице Улькиорры написан такой глубокий шок, казалось, еще чуть-чуть – незримую плотину прорвет и случится что-то очень страшное.

Фрагмент 2: Монстры.
Удар Ичиго достиг цели – Гриммджо в последний момент просто опустил лапы, прекращая наносить страшные атаки – сдался?!
Гриммджо…Нет, конечно же нет, это не его кровь брызнула, он успел нанести удар, он притворился…Ведь притворился, да?
Шиффер исчезает в сонидо, даже не беспокоясь о шинигами. Она падает и подтягивает голову пантеры к себе на колени. Руки аранкаара убирают растрепавшиеся пряди с лица, рассеянно ведя пальцами вдоль треснувшей маски – Орихиме до боли в сердце был знаком этот жест. Жест отчаяния, неверия, именно так она однажды гладила Куросаки без сознания, искалеченного настолько, что даже ее щит ничем не мог помочь – она думала, что Ичиго погиб. А что думает Улькиорра. Жаль, что с такого расстояния она не видит ее глаз – интересно, плачет ли Шиффер?
Нет, наверняка нет. Она слишком сильная для того, чтобы плакать, однако в том, как она прижимает к груди голову Джаггерджака, в том, как закрывает глаза, видны ее эмоции – слишком сложные, слишком чужие. Ни на одном языке человека не найдется слов, чтобы описать обретшего чувства аранкаара.
Неважно – все становится неважно, когда Куросаки-кун берет ее за руку и спускает с этой жуткой башни. Они уйдут, все хорошо…
А Улькиорра склоняет голову. Просто так, потому, что шея болит. И Гриммджо она прижимает к себе сильнее лишь потому, что хочет убедится в его смерти. Если Секста просто потерял сознание, то вскоре затекшая шея ему напомнит о своем существовании.
-Ойя, Шиффер? – Гриммджо глухо кашляет, хаори мокнет от крови, - вот уж не думал, что умру, задохнувшись в твоей груди. Хотя, умереть с лицом в таких сиськах я бы не отказался… Теперь бы еще в этого рыжего его меч через хлебало затолкать и можно спокойно помирать. Только ты далеко не отходи, чтобы потом не бегать.
-Джаггерджек, - выдыхает Улькиорра, - всем членам Эспады был дан строгий приказ оставаться в своих покоях.
Джаггерджек в ответ довольно хмыкает и не спешит отстраняться.
-А ты, я так понимаю, погулять вышла, да? И случайно, мимо пролетавшим серо ушатала шинигами. И в его грудине ты так, подводку искала, да? Ну вот, я тоже погулял – хлопнул прихлебательницу ками-самы, спас женщину, еще и подрался на радостях – нет, ну а че, тебе можно, мне нельзя? И вообще не дергайся – я соскальзываю.
Куатро разжала руки и длинноволосый соскользнул к ней на колени, поморщившись – исскуственное солнце Лас Ночес слепило глаза.
-Эй, - хрипит Джаггерджак, - а круто ты ее опустила, рыжую эту. Я думал, до истерики доведешь. Этот шинигами как услыхал, что она реветь начала, так вообще озверел.
-Зачем ты прервал дезгарон? – в голосе Улькиорры минус тридцать пять по цельсию, - ты проиграл.
В ответ Гриммджо разражается смехом – безумным, жестоким, его заострившиеся зубы клацают и Шиффер брезгливо дает ему оплеуху. Секста недоуменно, почти шокированно смотрит на нее и тихо говорит:
-Я, Шиффер, проиграл еще тогда, когда приперся в Каракуру. Вся моя стая сдохла из-за меня. Хреновый из меня Король.
-Правильно. – кивнула Улькиорра, - у тебя больше нет стаи. Однако, так легко сдаться только потому, что шинигами внушил тебе свой человеческий менталитет?
-Пфф! Улькиорра, хорош выебываться, говори нормально!-оскалился Гриммджо.
-Ты глуп, Гриммджо. Ты сдался только от слов шинигами. У тебя нет стаи, но разве тебе не хочется драться?
И, не дождавшись реакции, снова заговорила, теперь уже немного громче, хотя и такое проявление эмоции от Улькиорры было очень неожиданно.
-Ты просто мусор, раз сдался.
-Слышь, Шиффер…- Секста зарычал, процарапав на песке глубокие борозды, - ты – редкостная сука. Но у тебя охренительная грудь, смазливая вывеска и длинные ножки – не знаю, куда бы двинуть.
- В лицо Куросаки Ичиго.
-Ты че, остришь, женщина? – едва ли не расхохотался от абсурдности ситуации Гриммджо – он, полумертвый, лежит на коленях Снежной королевы Уэко, а она острит. Она, блять, острит!
- Это была не шутка. Поднимайся, Секста! – с каменным лицом сообщила ему Шиффер, - или ты не сможешь?
-Черт бы тебя подрал, Улькиорра! – зарычал Гриммджо, вставая на ноги, - что, Айзена нет, теперь ты парадом командуешь?
-Нет. Ками-сама приказал защищать Лас Ночес. И я сделаю все, чтобы…
-Ага-ага, знаю – не дать шинигамским гадам растаскать этот самый Ночес по кирпичикам. Ну вперед, вломи им.

@музыка: Parallel Hearts (original OST Pandora Hearts)

@настроение: в ожидании...

@темы: G, драббл, романс

Комментарии
2012-01-26 в 10:12 

Jazvo4ka
Если судьба свела вас со мной, значит, пришло ваше время платить за свои грехи. Поживу - увижу, доживу - узнаю, выживу - учту.
Здорово, мне понравилось)

2012-01-26 в 13:41 

CheerSpam
Что вы сэр, какой батхерт? Ваша попа сама села на мою коленку!
Jazvo4ka, благодарю.

2012-01-26 в 14:25 

Jazvo4ka
Если судьба свела вас со мной, значит, пришло ваше время платить за свои грехи. Поживу - увижу, доживу - узнаю, выживу - учту.
Kawai SPAM, тебе спасибо за приятные минуты)))

2012-02-06 в 05:40 

Deathwing
лакричный зефир под сакурой ханамуры
хм. а что, я гет не читаю обычно, но именно этот мне понравился) автор, спасибо

   

Чувствовать — значит бороться с пустотой...

главная