Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:26 

Атем [DELETED user]
Название: Боль и иллюзии
Автор: Танцующий с Луной
Пейринг: Гриммджо/Улькиорра
Жанр: ангст
Рейтинг: R (очень поверхностное)
Размер: драббл
Дисклеймер: свято отрекаюсь
Предупреждения: ООС
Размещение: не жалко

Ее не должно быть. Боли. Улькиорра знает это наверняка.
И ее нет.
Потому что это – не больно.
Не больно, когда чужие ногти впиваются в плоть, а кожу…
Нет. Вовсе нет. С ней ничего не происходит, с кожей. Царапины успевают затянуться прежде, чем Гриммджо замечает малейший намек на кровь.
Да и есть ли она в нем, эта кровь?
Вот у Гриммджо точно есть. Потому что он – живой. Не человек, конечно же. Только Джагерджек почему-то умеет чувствовать. А он, Улькиорра, нет.
Кровь есть только у живых. Это Улькиорра тоже знает наверняка.

Это не больно, когда Шестой толкает его на пол, нависает сверху, прижимая всем своим весом.
Не больно, когда грубые ладони с силой сжимают запястья и там, под слишком белой кожей что-то ломается с тихим хрустом, тут же теряющимся в утробном рыке.
Не больно, когда заостренные зубы вонзаются в шею.
Не больно, когда эти же зубы кусают ключицы, а пальцы хватаются за волосы, вынуждая откинуть голову, чтобы хищные клыки наточенным скальпелем нарисовали тонкие изящные порезы.
Не больно. Потом что иначе он бы не лежал сейчас здесь, а жадные руки не срывали бы клочок за клочком то, что еще несколько мгновений назад было его формой.

А еще, он мог бы сопротивляться. Нет. Снова не так.
Хватило бы всего одного зеленого огонька на кончике пальца, чтобы Шестой больше не приближался к нему.
И Улькиорра, не прилагая особых усилий, высвобождает руку, упирается указательным пальцем Гриммджо в грудь, позволяет нескольким искоркам прожечь загустевший наэлектризованный воздух.
Шестой замирает. Застывает, точно стены самого Лас Ночес. Холодеет. Улькиорра почти осязаемо ощущает это. А еще…
Еще ему почему-то кажется, будто у Гриммджо есть то, чего не может быть ни у Пустого, ни даже у арранкара.
Сердце.
Сердце, сжавшееся там, за грудной клеткой и стенками хрупких костей.
Иллюзия, всего лишь нелепая иллюзия, но отчего же тогда там, внутри, у него тоже все стынет, а дыра Пустого горит?
Ведь он не умеет чувствовать.
Ведь он – не живой.

Хватило бы всего одного Серо, чтобы Шестой больше не приближался к нему.
Но Улькиорра безвольно опускает руку, прикрывает глаза, едва запрокидывает голову.
Гриммджо медлит, наблюдает, полувопросительно касается запястья, проводит по нему кончиками пальцев, утративших вдруг свою грубость.
Мягко накрывает ладонь, гладит. Гладит до смешного медленно и долго.
Если бы умел, Улькиорра засмеялся бы.
Но он не может даже улыбнуться. Только лежать послушной куклой под диким зверем с подстриженными когтями. Потенциально опасной куклой, способной в любой момент свернуть чересчур открывшемуся зверю шею.
Зверь ведь слишком хорошо знает это.
Только…
Не свернет.
И это зверь знает тоже слишком хорошо.

Улькиорра хочет спросить Шестого – зачем тому все это нужно?
Зачем ему нужна его плоть? Ведь даже она – неживая. Пыль и прах в несуществующей по большему счету оболочке. И больше ничего.
Он – не чувствует.
Он – не понимает.
Не понимает рыков и хриплых стонов, срывающихся с губ Шестого, когда тот разводит ему колени и рывком вонзается.
Не понимает невнятных обрывков слов и фраз, обращенных, должно быть, к нему.
Не понимает поцелуев-укусов, насквозь прошитых острым запахом отчаянья.
Не понимает обезумевшего взгляда глаз цвета чужого неба, в которых плещутся невозможно настоящие, невозможно живые чувства.

Не понимает собственного тела, бесконтрольно и неумело выгибающегося в ответ.
Не понимает, почему его руки тянутся к зверю, обвивают его шею, неожиданно привлекают ближе, крепче, сильнее.
Не понимает, почему никак не удается отвести взгляд от этого странного и опасного неба, в котором он все больше тонет с каждым рваным вдохом.
Не понимает, почему его губы шепчут слова, которых он совершенно точно не знает. Не может знать.

А еще он не понимает, почему там, за пеленой кожи и мышц, о кости бьется что-то странно теплое.
Странно живое.
И почему, когда Гриммджо наклоняется и целует его туда – ему впервые становится больно?

@темы: R, ангст, фанфик

Комментарии
2012-04-22 в 14:48 

Cuarto
we do what we must because we can
Спасибо, давно не доводилось читать ничего приятного и интересного)
:white:

2012-04-22 в 14:51 

Атем [DELETED user]
Вам спасибо большое, очень рад, что понравилось)
И за цветочки спасибо отдельное)

2012-04-22 в 14:54 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда

2012-04-22 в 15:00 

Атем [DELETED user]
Nezvaniy gost, спасибо большое...)
Цветочек прекрасен.

2012-04-22 в 18:09 

Jazvo4ka
Если судьба свела вас со мной, значит, пришло ваше время платить за свои грехи. Поживу - увижу, доживу - узнаю, выживу - учту.
Здорово)
Спасибо)

2012-04-22 в 18:30 

Атем [DELETED user]
Jazvo4ka, вам спасибо)

2012-04-22 в 18:38 

Красииииво!!!

2012-04-22 в 19:07 

Jazvo4ka
Если судьба свела вас со мной, значит, пришло ваше время платить за свои грехи. Поживу - увижу, доживу - узнаю, выживу - учту.
Танцующий с Луной, мне-то за что? тебе спасибо, за удовольствие от прочтения)))

   

Чувствовать — значит бороться с пустотой...

главная