10:24 

Нца, а что же ещё?)

... а музыка льётся, и пальцы нажимают на клавиши...
Название: Привычка
Автор: city_ninja
Пейринг: Гриммджо/Улькиорра
Рейтинг: НЦа, как по вашему?
Жанр: траходраббл, ПВП
Дисклеймер: все дядьки Кубо…
От автора: написано в подарок Djulka, на день рождения.
От Alex L.
Разрешение на размещение: получено

Гриммджо уже давно потерял счет таким моментам, но ощущение ирреальности происходящего не отпускает его до сих пор.
Может быть потому, что бледные тонкие губы на вкус совсем не такие, как кажется со стороны. Они мягкие и теплые, и отчего-то едва уловимо пахнут корицей. Наверно, всему виной чертов чай, который литрами вливает в Шиффера Владыка на ежедневных докладах в личных покоях. Хотя на самом деле на причины Джаггерджеку глубоко плевать.
Сегодня они даже до кровати не добрались. Вцепились друг в друга, едва захлопнулась входная дверь, и около нее так и остались. Вернее вцепился только Гриммджо, а Улькиорра по обыкновению не стал сопротивляться.
Джаггерджек с самого утра был в паршивом настроении и чувствовал непреодолимое желание выместить на чем-то зло. В итоге хватило его лишь на то, чтобы содрать с Шиффера хакама, а свои стянуть до колен.
Гриммджо на секунду опускает голову на чужое плечо, все еще скрытое тканью одежды, и поудобнее устраивает ноги Улькиорры у себя на пояснице. А потом с тихим рычанием снова прихватывает зубами такие податливые сейчас, чуть припухшие губы. Кусает их, слизывая выступающие на коже удивительно яркие, красные капли. И усмехается, вспоминая то время, когда был уверен, что кровь у Квадры тоже зеленого цвета. Ее металлический привкус во рту путает мысли и сводит с ума.
Улькиорра одной рукой обнимает Гриммджо за шею, другой аккуратно придерживается за дверной косяк. Его лицо сохраняет обычное выражение холодной отчужденности. И разве что машинально прикрытые глаза и чуть сбившееся дыхание говорят о том, что ему не все равно.
Он отвечает, но скорее просто принимая происходящее как и неизбежность. Словно не считая нужным навязывать неравную борьбу и снисходить до не стоящего того противника.
А Джаггерджек чувствует себя собакой, которой из жалости бросили поглоданную кость, и окончательно звереет.
Он чуть отстраняется и одним быстрым движением опрокидывает их обоих на пол. Яростно сорванное косоде летит куда-то в сторону. Гриммджо бесцеремонно разворачивает Улькиорру спиной к себе, ставя на четвереньки. Наваливается сверху и, упираясь ладонью между лопаток, заставляет упасть на локти.
Входит так резко и грубо, что сам шипит от боли. И двигается, попутно оставляя на бледной коже багровые следы укусов и синяки под судорожно стиснутыми пальцами. От бешенного темпа перед глазами плывут мутные круги.
Улькиорра сжимает ладони в кулаки, но молчит. Потому что постель – не война, и общие правила здесь не действуют. К тому же они давно привыкли позволять друг другу все что угодно, не жалуясь и не споря.
А Гриммджо почти до отчаяния хочется выбыть из Шиффера хоть одну нормальную реакцию. А не те жалкие крупицы настоящих эмоций, что он со временем научился различать на бесстрастном лице.
- «Ладно, - ядовито скалясь, думает Джаггерджек, - по плохому, так по-плохому. Сам напросился», - и внезапно останавливается.
Переворачивает Улькиорру обратно на спину, устраиваясь между его разведенных коленей. И, помедлив всего пару секунд, наклоняется и осторожно целует опущенные веки с пушистыми ресницами. Шиффер моментально распахивает глаза, из которых на какой-то крохотный миг пропадает привычная ненавистная пустота.
Но Гриммджо делает вид, что ничего не заметил. И продолжает покрывать невесомыми поцелуями его скулы, шею, ключицы. Темные полоски несуществующих слез на щеках. Одновременно возобновляя движения внутри, но неторопливые и плавные, выходя каждый раз почти до самого конца.
Обводит кончиком языка мочку уха и касается губ. Дразняще нежно и ласково. По-кошачьи трется щекой о грудь чуть ниже дыры пустого, и взъерошенные синие волосы щекочут Улькиорре шею. Уверенная рука мучительно медленно скользит по пульсирующему члену, а большой палец круговыми движениями обводит головку.
Шиффер сдавленно выдыхает сквозь зубы. На лбу и висках выступает испарина, и черные прядки липнут к лицу. Кровь стучит в ушах. Тело заходится крупной бесконтрольной дрожью.
И бледная ладонь против воли хозяина ползет вниз, но Гриммджо ловит ее на середине пути, не дает дотянуться. Улькиорра не сдерживает глубокий разочарованный стон.
- Быстрее, - наконец, сдаваясь, хрипло шепчет он и откидывает голову назад.
Джаггерджек победно ухмыляется и отпускает себя. Обоим, чтобы кончить, хватает всего нескольких быстрых толчков. И Гриммджо еще долго лежит сверху, грея рваным дыханием бледную кожу, и блуждает по комнате расфокусированным взглядом. А Улькиорра не спихивает его, терпеливо убеждая себя в том, что просто не хочет тратить на это силы, а не потому что так теплее.
Но момент неотвратимо уходит, и Шиффер уже завязывает хакама, а Джаггерджек разваливается на диване, лениво потягиваясь и сладко зевая.
- И зачем я сюда прихожу? – вдруг задумчиво произносит Улькиорра, подбирая с пола скомканное косоде.
Гриммджо удивленно вскидывается и расплывается в до невозможности ехидной улыбке:
- Потому что тебе нравится трахаться со мной.
- Это был риторический вопрос, - приняв прежний безразличный вид, сухо замечает Шиффер.
- Что? – тут же напрягается Джаггерджек.
- Риторический, - невозмутимо повторяет Улькиорра, - вопрос, не требующий…
- Я знаю, что это значит, - раздраженно обрывает его Гриммджо.
Повисает тяжелое молчание. Джаггерджек презрительно кривится и демонстративно смотрит в противоположную сторону. А Шиффер поправляет на поясе зампакто и думает о том, что, наверное, все-таки слишком многое изменил в них Хогиоку.
Взялась откуда-то сама собой общая на двоих в корне людская привычка ходить, пряча руки в карманы. И это болезненно-сладкое томление в низу живота, унять которое может лишь прикосновение чужих горячих ладоней. Именно оно изо дня в день и гонит его по лабиринтам знакомых коридоров прямиком к спальне Сексты.
- Время обеда. Я должен идти, - зачем-то сообщает Улькиорра, разворачиваясь.
Гриммджо ловит его за запястье, не отпуская.
- Правда удачно появилась здесь эта девка, чтобы дать тебе повод сбегать, не отвечая на вопросы, - фыркает он.
Шиффер долго меряет его пристальным леденящим взглядом.
- Ты слишком высокого мнения о себе, Гриммджо, - и последнее слово звучит как оскорбление.
Улькиорра легко освобождает тонкую ладонь из несильного захвата и уходит прочь.
- «Ну, это мы еще посмотрим… но позже. Потому что как ни печально, но в моем личном списке смертников ты, высокомерная сволочь, все же не первый», - хищно ухмыляется ему в след Джаггерджек, подбрасывая на ладони маленький черный кубик «темницы отрицания».

@музыка: Deathstars - Tongues (настоятельно рекомендую это послушать!!!)

@настроение: Жить буду

@темы: фанфик, драббл, NC-17

Комментарии
2009-04-14 в 23:46 

Всякая злость происходит от бессилия....
Классно)))Люблю когда Уля Реагирует))))

   

Чувствовать — значит бороться с пустотой...

главная