15:25 

Иерихон, Вавилон, Шилох.

монстропупсичек
Итак, Марлезонский балет закончен, давайте отдохнем от танцев.
Вуаля.

Название: Иерихон
Фандом: Bleach
Автор: Berrygold
Переводчик: Мэмфис
Бета: Sever aka Shiza-san :heart:
Рейтинг: PG-13
Пейринг: ГриммоУлька
Дисклеймер: от всего отказываюсь *интим тоже не предлагать)))*
От переводчика: это серия коротеньких драбблов, объединенных общей сюжетной линией, AU, полный и окончательный.
Разрешение: запрос отправлен

#1 Шум у ворот

- Почему я?
Справедливый вопрос и заслуживает честного ответа. Улькиорра всегда верил в идею некого причинно-следственного баланса.
- Потому что никто из них не боится тебя. Ты – придворный шут Эспады. - Его голос становится тише, когда Гриммджо злобно рычит и двигается к нему. - И они ни за что не учуют тебя.
Гриммджо медлит, недоверчивый и, вместе с тем, странно польщенный.
- Возможно, ты не просто красивая кукла, – бормочет он.

#2 Давай разрушим все

Они стоят спиной к спине: Гриммджо на свету, Улькиорра в тени.
Будь у Гриммджо хоть какие-то чувства по поводу ситуации, он бы назвал ее чертовски драматичной. Но их нет, и поэтому Сесте глубоко плевать. Улькиорра совершенно незаметен, и это самое главное.
Гриммджо выпрямляется и вытаскивает руки из карманов, еще больше укрывая своей тенью Четвертого.
- Ты готов? – небрежно интересуется он.
- Естественно.
Гриммджо неторопливо трет переносицу.
- А что если ты не сможешь? - Он резко мрачнеет. - Ты же, блядь, ходячее обожание нашего дорогого…
Ответ Улькиорры тихий и безжизненный.
- Айзен больше не мой Бог.
Он не добавляет почтительное «-сама» после имени их создателя. Гриммджо кривит губы в жуткой ухмылке.
- Тогда давай разнесем все к чертовой матери.

#3 Король и раб

Все силы уходят на то, чтобы только выматериться вполголоса и нервно дернуться, стоя под дверью в комнату Айзена, а не снести ее, едва услышав первый громкий всхлип и болезненный стон Улькиорры. И Гриммджо не двигается, потому что это не входит в их план и Улькиорра явно не оценит его стараний, если он испоганит все только из-за того, что Айзену захотелось поиграть со своей любимой куклой.
Так что он ждет, с каждой секундой, проведенной Четвертым за этой дверью, напрягаясь все сильнее, пока не чувствует, что еще немного, и он сорвется, сметая все на своем пути. И он почти на грани, но напряжение резко спадает, едва все звуки внутри затихают, и Улькиорра тихо зовет его.
- Гриммджо.
Он пинком распахивает дверь, и взгляд немедленно устремляется на Улькиорру, стоящего возле айзеновой кровати. Тот полураздет, и половина его лица залита кровью, сочащейся из длинного пореза над левым глазом. И все его тело покрыто отметинами от зубов и пальцев, ярко красными на фоне молочно-белой кожи. Гриммджо хмурится и сжимает зубы.
- Твою мать.
- Ерунда, – отвечает Улькиорра, поднимая с ковра свою куртку с длинными полами. Его движения болезненно резкие и неуклюжие, и Гриммджо снова глухо матерится. Он мельком смотрит на кровать и чувствует только мимолетное облегчение, видя Айзена, ничком лежащего на простынях и бессмысленным взглядом смотрящего в стену. Он еще дышит, и это чертовски неприемлемо.
- Дай мне прикончить его, – говорит Гриммджо, скорее не спрашивая разрешения, а настаивая на одобрении. Он хрустит костяшками пальцев, чувствуя возбуждение от мысли, что наконец-то будущий потенциальный Владыка Небес будет уничтожен.
Улькиорра лишь мельком смотрит на него.
- Мертвый он для нас бесполезен.
И, конечно же, тощий ублюдок прав. Как всегда.
Так что Гриммджо молча отдает Улькиорре его занпакто, предпочитая не заметить, когда их пальцы соприкасаются.

#4 Ошибка Гина

Гриммджо знает, что не сможет этого сделать, но все равно скалится во все тридцать два. Гин просто улыбается этой своей пустой и гадкой усмешкой и хватает лезвие Пантеры так, будто бы она не острее дерева.
- О, так ты решил прекратить игры, нэ? – спрашивает он беззаботно, дразняще, и в то же время прикладывая значительные усилия, чтобы удерживать занпакто Гриммджо подальше от своей груди. Сила Шестого отнюдь не объект для насмешек, но Гин есть Гин – он глумится, невзирая на цену.
- Я, твою мать, никогда не играл, – отвечает Сеста Эспада, и в его голосе нет и тени двуличия, он говорит именно то, что думает. Неожиданно Шестой резко уходит чуть вправо, не выпуская из рук занпакто, и Гин не успевает среагировать, когда из тени выскальзывает Улькиорра с занесенным для удара мечом.
Занпакто легко пронзает его сердце без единого звука, и Гин снова улыбается. И только тонкая струйка крови, текущая из уголка его губ, смазывает привычность этой усмешки. Улькиорра смотрит на него без единого намека на интерес и даже не двигается, когда Гриммджо выдергивает свой меч из рук Ичимару, и тот падает на землю Уэко Мундо.
И он больше не улыбается.
- Кто бы мог подумать, – произносит Гин с трудом, - что вы двое когда-либо объединитесь.
- Если ты думал по-другому, – невыразительно отвечает Улькиорра, - то это твоя ошибка.
Гриммджо передергивает плечами, успев заскучать в предвкушении настоящей схватки.
- Пошли, Улькиорра. Эта сука Тоусен все еще в Тронном Зале.
Четвертый коротко кивает и резко выдергивает свой занпакто из груди Ичимару, не обращая внимания на предсмертные стоны шинигами. Один из главных сторонников Айзена для него просто мусор.
- Постарайся не отрезать ему руку сразу же, – говорит Улькиорра, когда они неторопливо уходят. – Это бессмысленно, если он не сможет сопротивляться.
Его напарник тихо матерится, но Четвертый знает, что он тоже хочет сполна насладиться своей местью.
Ни один из них не утруждает себя тем, чтобы смыть кровь с занпакто.

#5 Вино самой лучшей выдержки

После того, как они загоняют Тоусена в ловушку, Улькиорра больше не вмешивается. Вместо этого он спокойно стоит в дверях, с интересом наблюдая каждую секунду этой схватки.
Гриммджо ненавидит Тоусена с тех пор, как тот лишил его руки, и этого достаточно Улькиорре, чтобы дать Шестому самому разобраться со слепым шинигами. Когда Сесте скучно, его желание сражаться увеличивается многократно, и эту жажду надо периодически утолять. У Улькиорры такой потребности никогда не возникает, но он ее понимает и принимает.
Бой заканчивается быстрее, чем ожидалось. Банкай Тоусена практически бесполезен. Пустота бессильна против Холлоу – пустота есть их сущность.
Шинигами бесформенной массой из крови и костей лежит на полу, а Гриммджо тяжело дыша, но с неизменной ухмылкой подходит к Улькиорре. Вся его одежда забрызгана кровью, движения расслаблены и неторопливы, посему видно, что он доволен донельзя.
- Увидел что-нибудь интересное? – лениво интересуется Сеста, подойдя слишком близко. Улькиорре приходится слегка запрокинуть голову, чтобы смотреть ему в глаза, и это раздражает.
- Я не получаю удовольствия от убийств, – отвечает он, позволяя Гриммджо запустить пальцы в свои волосы с той стороны, где они не скрыты маской. Драка для Шестого как хорошее вино, и Улькиорра уверен, что тот сейчас безбожно пьян. Это отвратительно, но неизбежно.
- Да, ты получаешь его другими способами, – произносит Гриммджо, нагло ухмыляясь.
Улькиорра молчит.

#6 Конкистадоры

Их война с Эспадой беспокоит Улькиорру. Ублюдок, конечно же, не признает этого вслух, но он не уверен, что даже вдвоем им по силам справиться с верхушкой их собственной иерархической лестницы.
Гриммджо подобные мелочи не волнуют. Улькиорра до сих пор не высвободил занпакто, и поэтому хоть один чертов шанс у них все же есть.
- Ты – Четвертый, твою мать, – огрызается он, сверля Улькиорру взглядом. – Насколько же сильнее они могут быть? – Он спрашивает, хотя и так прекрасно знает ответ. Они оба видели силу троицы.
- По отдельности мы можем победить их, – отвечает тот. – Вместе они порвут нас на куски.
- Разделяй и уничтожай, так? Мы сможем, – пожимает плечами Шестой.
На секунду ему кажется, что Улькиорра едва заметно кривит губы в подобии усмешки.
- Сможем.

#7 Шутовской перекурчик

Улькиорра открывает проход в реальный мир, чтобы дать им отдохнуть. Прошло уже шесть часов с начала их нападения на Уэко Мундо, и после смерти Тоусена и Гина Лас Ночес просто кишит арранкарами всех мастей и рангов, в том числе и из Эспады. Гриммджо не знает как Улькиорре, но вот ему просто необходим перерыв, прежде чем они вернутся, чтобы убить Примеро и его прихвостней.
Но, похоже, Улькиорре он тоже необходим, поскольку, едва они оказываются на месте, тот тут же опускается на траву, выделяясь на ее фоне особенно ярким белым пятном.
Они на большом лугу, и, даже не видя, Сеста может чувствовать город совсем рядом – огромное скопление душ, хорошая закуска.
Гриммджо падает на спину, закладывает руки за голову и делает глубокий вдох-выдох, давая отдых телу. И только после этого находит в себе силы посмотреть на напарника.
- Эй. – Улькиорра не утруждает себя такой мелочью, как хотя бы повернуться к нему. – Что ты планируешь делать после всего?
Он не отвечает, и Гриммджо неожиданно понимает, что означает это молчание. Улькиорра уверен, что не переживет их «восстания».
Уже через мгновение он опрокидывает Улькиорру на спину, нависает над ним и глухо рычит:
- Ты выживешь. Слышишь меня? Мы оба, твою мать, переживем все это.
Мы оба будем свободны.
Улькиорра смотрит на него этими своими зелеными глазами, которые Гриммджо одновременно презирает и находит пафосно красивыми, и произносит очень тихо:
- Ты - такой идиот, Гриммджо.

#8 Троица

Громкие проклятья Сесты не могут изменить тот факт, что Первый нашел их, да еще и со Второй за компанию. Они не готовы, но у них есть план, и Улькиорра нападает первым, чтобы претворить его в жизнь.
Это он должен выдержать всю силу Примеро. Он выше по рангу, и у него больше шансов остаться в живых до тех пор, пока Гриммджо будет нападать со стороны.
А даже если и нет, то он все равно никогда не волновался за свою жизнь.
Позади него Гриммджо резко выкрикивает:
- Порви их в клочья, Пантера!
Он исчезает во вспышке ослепительно белого света, и Улькиорра спокойно поднимает собственный занпакто, отбивая выпад Первого. Краем глаза он замечает, что Вторая тоже направляется в его сторону, естественно, определив, что Улькиорра сейчас – отличная мишень.
Что ж, он и не думает ее разочаровывать.
В течение часа он отвлекает внимание обоих арранкаров на себя, в то время как Гриммджо нападает со всех сторон, то исчезая, то появляясь вновь. Даже в своей релиз-форме Четвертый не соперник двум сильнейшим Эспада, и очень скоро он - лишь жалкий кусок мяса, истекающий кровью и едва не теряющий сознание от усталости.
Он даже не чувствует, когда лезвие Первого вспарывает его грудь, оставляя глубокий порез поперек татуировки. Кровь заливает пол, и Улькиорра отшатывается назад.
- Четыре – это несчастливое число, или ты не знал, Улькиорра? – спокойно спрашивает Примеро.
- Я не верю в удачу, – отвечает он и резко разворачивает свой меч рукоятью вперед, пронзая лезвием грудь Сэгундо, которая подбиралась к нему сзади. Сила ее последнего прыжка толкает Улькиорру вперед, и он не может ничего сделать против атаки Первого. Его занпакто вот-вот проткнет Куатро насквозь, а он может только смотреть, зайдя далеко за свой предел и уже умирая.
Вспышка белого и голубого перед глазами останавливает чужую атаку, и Улькиорра последним усилием возвращает занпакто в его исходную форму, после чего падает на землю как тряпичная кукла, словно из него разом вытащили все кости.
Улькиорра уже не слышит, как Гриммджо яростно кричит, чтобы он не смел умирать. Сеста непременно хочет прикончить его сам.

#9 Принцесса

- Вылечи его, – рычит ей Гриммджо, когда она, не отрывая взгляда от бессознательного тела на руках Сесты, медленно поднимается с пола. Улькиорра покрыт кровью, его костюм изрезан в жалкие лохмотья и не скрывает грудь, исполосованную глубокими кровоточащими порезами. Его голова запрокинута назад, глаза закрыты. Орихиме решила бы, что он мертв, если бы не Гриммджо со своей… «просьбой».
- Что… что с ним случилось? – спрашивает она, когда Гриммджо опускает Четвертого на пол с такой осторожностью, что Орихиме не знает, куда себя деть от удивления.
Гриммджо резко подается вперед и хватает ее за ворот платья. Никогда раньше Орихиме не видела в глазах Сеста Эспада столько ярости и безумия. И он тоже весь в крови, только не понятно – в своей или чужой.
- Хватит разговоров. Просто вылечи его, твою мать. Или ты не хочешь выбраться отсюда? – Не дожидаясь ответа, он толкает ее на колени возле Улькиорры, а сам становится рядом, наблюдая, как желтый прозрачный щит накрывает тело Четвертого.
Лечение занимает много времени, а Гриммджо весь словно большой сгусток нервного напряжения и нетерпения – постоянно оглядывается на дверь ее темницы. Будто ждет кого-то. Она не спрашивает, знает, что Сеста только разозлится еще больше, и, кроме того, она слишком занята Улькиоррой сейчас.
Она никогда не испытывала ненависти к своему тюремщику, жалела – да, но не ненавидела. Возможно, причиной тому эти дорожки ненастоящих слез на его лице, но она всегда чувствовала грусть, притаившуюся под маской абсолютного равнодушия. И он никогда не причинял ей физического вреда, в отличие от других встреченных ею арранкаров, включая и Гриммджо.
Но главная причина была в том, что сейчас, лежа на полу, освещенный золотистым сиянием ее лечащей рейацу, он был очень похож на человека. И Орихиме никогда не могла отказать в помощи кому бы то ни было.
Когда она заканчивает, то едва не падает от усталости, но все равно находит силы успокаивающе посмотреть на Гриммджо. Сеста, похоже, не находит себе места от волнения, его взгляд ни на секунду не отрывается от лица Улькиорры.
- Он в порядке? – спрашивает Гриммджо, скрещивая руки на груди и всем видом показывая, что ему плевать на ее ответ, но Орихиме чувствует, что это лишь бравада. И ей интересно, что же заставило этих двоих действовать вместе, а не пытаться убить друг друга.
- Я вылечила его раны, но он будет очень слаб, когда очнется. – Она замолкает на мгновение, кидая быстрый взгляд на второго арранкара. – Если он снова будет сражаться…
Взгляд Гриммджо заставляет ее замолчать.
- Я разве спрашивал твое мнение? Держи свой рот закрытым, девка. Улькиорра, может, и захочет тебя отпустить, но лично мне плевать, выживешь ты или сдохнешь.
Она удивленно моргает, понимая, что он уже второй раз намекает на возможность ее освобождения. И все-таки открывает рот еще раз - просто не может сдержаться.
- Отпустить… меня?
- Ты что, совсем дура? Неужели не почувствовала, что творится снаружи? Мы сровняем это место с землей – ничего не останется.
Она замирает в шоке, но не успевает задать очередной глупый вопрос, потому что их обоих отвлекает тихий шорох на полу. Улькиорра медленно открывает глаза.
- Гриммджо, – медленно произносит он в неком подобии приветствия, и Сеста раздраженно фыркает.
- Ты – такой ублюдок, знаешь ли. Это - последний раз, когда я спасаю твою тощую задницу, - произносит он, протягивая руку Четвертому, чтобы помочь тому подняться. И Улькиорра принимает ее так, словно это совершенно естественно.
Орихиме очень четко осознает, что больше не может доверять их словам – только действиям.
- В следующий раз будешь разбираться с ними в одиночку, – спокойно отвечает Улькиорра, и Гриммджо фыркает.
- С учетом того, что Примеро все еще жив и нам надо разобраться с Тэрсэро, такой расклад вполне осуществим. – Он неожиданно скалится, явно предвкушая очередную безумную схватку. - Жду не дождусь.
- Орихиме, – неожиданно произносит Улькиорра, очевидно, игнорируя последние слова Гриммджо. Она слегка вздрагивает, услышав свое имя из его уст. – Мы собираемся убить оставшихся Эспада. Если мы вернемся, ты получишь свою свободу. Если нет… - он не заканчивает, просто пристально смотрит на нее своими невозможно зелеными глазами, и она быстро кивает.
Если нет – они мертвы, а, значит, и она тоже.
Мысленно она желает им удачи.

#10 Одно последнее «Ура!»

Теперь очередь Улькиорры спрашивать:
- Ты готов?
Гриммджо наклоняется, вплетает ладонь в волосы Улькиорры и жадно целует его, проникая языком в его рот, заставляя второго арранкара тихо охнуть. Этот звук будоражит кровь, и Гриммджо с удивлением осознает, что поцелуй заводит его так же, как и любая хорошая драка. Перед глазами все плывет, и невероятно бесит тот факт, что у них совсем нет времени.
Сеста отстраняется и не без удовольствия, обнаруживает, что ладонь Улькиорры покоится у него на груди.
- Теперь – да, - отвечает он.

#11 Иерихон пал

В конце, именно Куросаки Ичиго, собственной героической персоной, обрывает жизнь Примеро Эспада.
Удивительно, но он даже не пытается напасть на Улькиорру и Гриммджо, лишившись всех причин на это. Гриммджо нестерпимо хочется подкинуть ему еще несколько, но он уже и так сражался около двенадцати часов без передышки и почти выдохся. Кроме того, он уверен, что этот ублюдок Улькиорра прибьет его раньше, чем он успеет сказать хоть слово.
Куатро Эспада стоит чуть поодаль от него. Вся левая половина его лица покрыта кровью, текущей из порезов, находящихся где-то под маской. Гриммджо тоже ранен, но Улькиорре вновь достались все самые опасные атаки Тэрсэро Эспада.
Сеста сжимает зубы. Их план начинает его по-настоящему раздражать.
- Иноуэ Орихиме, – произносит Улькиорра, немедленно привлекая внимание Куросаки. – Она в башне недалеко отсюда. Ты не должен встретить никакого сопротивления.
Потому что они позаботились об этом – убили каждого арранкара, который мог быть опасен.
- Почему вы делаете это? – растерянно спрашивает Ичиго. Улькиорра отворачивается, давая понять, что больше не заинтересован в разговоре, и поэтому на вопрос отвечает Гриммджо.
- Потому что тут не может быть Владыки Небес. – Он взглядом указывает на пустые и безжизненные просторы Уэко Мундо.
- Это, Куросаки, ад.

Эпилог

Ичиго находит Орихиме именно там, где она должна быть. И не только ее – Айзен Соске идет бесплатным приложением.
Он скорее лежит на своем троне, в глазах нет и проблеска сознания. Он больше не похож на Бога, которым сам себя нарек, теперь он – лишь человек, пожинающий плоды своих деяний.
Как он оказался в таком состоянии, сможет сказать только Куротсучи Маюри, и Ичиго впервые был рад сотрудничать с этим шинигами и сдать ему предателя на опыты.
Сообщество Душ, естественно, не осталось в стороне, и, стоило ему доложить о случившемся, они тут же выслали своих людей. Единственное, в чем он не был уверен, так это в том, что его отчет и реальные события полностью совпадают. Все, что он мог сказать, было: «Все Холлоу неожиданно ушли из Лас Ночес, а все Эспада мертвы».
Кроме двоих.
- Куросаки-кун, – спросила Орихиме немного позже, - ты думаешь, Сообщество Душ позволит им жить? В смысле, ведь это благодаря им я жива, а Сообществу Душ больше ничего не угрожает. Я… я просто не знаю…
Он предвидел такой вопрос и, возможно, ответил бы положительно, если бы не знал, что Сейрейтей – это один большой сборник законов и правил.
- Я не уверен, Иноуэ, – ответил он, глядя на пустынные ландшафты Уэко Мундо. – Шинигами рождаются, чтобы убивать Пустых, а Пустые питаются человеческими душами. Кроме того, я сомневаюсь, что они сделали все это по доброте душевной.
- Нет, - уверенно говорит она. – Они сделали это для себя.
- О.
- Что ж, - Орихиме замолкает на мгновение, тоже вглядываясь в унылую пустыню перед ними, - я надеюсь, они найдут место, где смогут жить.
Ичиго покосился на нее и подумал, что не сказал Сейрейтею ничего лишнего.

Конец.

Название: Вавилон
Фандом: Bleach
Автор: Berrygold
Переводчик: Мэмфис
Бета: Sever aka Shiza-san :heart:
Рейтинг: NC-17
Пейринг: ГриммоУлька
Дисклеймер: от всего отказываюсь *интим тоже не предлагать)))*
От переводчика: сиквел к циклу «Jericho». Вторая часть трилогии.
Разрешение: запрос отправлен

#1 Дом с призраками

Одна рука Гриммджо скользит по молочно-белой коже, а вторая запутывается в угольно-черных прядях. Сеста впивается губами и зубами в изгиб шеи Улькиорры и резко толкается бедрами вперед, упиваясь тихими горловыми стонами своего любовника.
Улькиорра прижат лицом к стене старого заброшенного дома, который они временно заняли. В нем полно призраков и мышей, но это мелочь. Главное, что строение достаточно крепкое и почти не протекает. Чего дому не хватает, так это кровати, и Гриммджо придется исправлять этот недостаток. Улькиорра умеет убеждать.
Однако, похоже, сейчас такие вещи Четвертого не волнуют, и Шестой делает новый толчок, скользя грудью по спине Улькиорры. Шиффер делает резкий вдох, упирается ладонями в стену и откидывает голову на плечо Сесты.
Ощутив мягкость прядей, касающихся его щеки, Шестой забывает сделать вдох. Кожу покалывает от возбуждения, и Гриммджо, уже не сдерживая себя, начинает двигать бедрами в диком, неконтролируемом темпе, заставляя Улькиорру стонать и задыхаться. Глаза Четвертого сейчас распахнуты так широко, что Шестой почти тонет в глубокой, насыщенной зелени этих бездонных омутов. Они двигаются вместе еще несколько минут, пока Гриммджо не обхватывает ладонью член Улькиорры, заставляя того содрогнуться всем телом и кончить так быстро, что Сеста, не готовый к тому, как резко напрягутся мышцы любовника, тоже кончает лишь мгновение спустя. Шестой сдавленно рычит и впивается зубами в плечо Куатро до тех пор, пока не чувствует во рту сладкий привкус его крови. Он зализывает рану, одновременно отстраняясь и выскальзывая из тела любовника, чтобы развернуть его лицом к себе.
Снова едва не потерявшись в зелени этих невозможных глаз, Гриммджо наклоняется и впивается в губы Улькиорры голодным, жадным поцелуем-укусом. Шиффер не протестует, позволяя ему делать то, что хочется. Когда они отрываются друг от друга, Четвертый обнимает Сесту за талию, позволяя себе неторопливо поглаживать, а иногда и слегка проходится ногтями прямо по его татуировке, отчего Шестой вздрагивает всем телом.
- Нам нужна кровать, – произносит Улькиорра, когда Гриммджо крепко прижимает его к себе. Их кожа соприкасается, рождая жар, распаляя страсть. Шестой ненасытен, неважно, дерется он или трахается.
- Что такого ты можешь делать на кровати, чего не можешь на полу? – шепчет Гриммджо ему на ухо. Потом начинает покусывать чувствительное местечко на шее любовника. Он просто хочет прекратить разговоры, опустить Улькиорру на пол и почувствовать, как эти изящные ноги обвивают его талию.
- Ты – настоящее животное, Гриммджо, – ровно произносит Четвертый.
Но он позволяет синеволосому уложить себя на пыльный пол, игнорируя призраков, которые жмутся по углам, наблюдая за ними.
Два дня спустя он обнаруживает ржавую железную кровать, стоящую в центре того, что когда-то было столовой. Улькиорра коротко смотрит на Гриммджо и тянется к молнии на своей куртке.
- Ты, наверное, голоден, – произносит он.

#2 Усилие

Неделю спустя шинигами находит их убежище. Улькиорра удивлен, что это заняло у него так много времени, но все становится на свои места, едва он внимательно рассматривает этого Бога Смерти. Мальчишка, высокий и нескладный, только-только научившийся отличать один конец занпакто от другого.
Гриммджо приветствует его безумной ухмылкой и лезвием собственного меча. Улькиорра отрешенно наблюдает последующую схватку, вмешиваясь лишь когда Сеста совсем теряет голову.
- Гриммджо.
- Твою мать, ты серьезно? – Лезвие Пантеры медленно опускается, замирая возле обнаженной груди лежащего на земле шинигами.
Улькиорра просто внимательно смотрит на Сесту. Гриммджо выдает порцию трехэтажного мата и только после этого убирает занпакто в ножны. Шинигами, почувствовав, что каким-то чудом смог избежать немедленной смерти, мгновенно вскакивает на ноги и исчезает.
- Объясни еще раз, почему мы не убиваем этих крыс? – зло рычит Гриммджо. – Этот засранец приведет других. Ты же знаешь.
Улькиорра вздыхает и дает ему тот единственный ответ, который он примет:
- Они – мусор. Они не стоят твоих усилий.

#3 Сущность одной жизни

Этой ночью идет дождь. Улькиорра стоит под ним, позволяя прозрачным каплям стекать с кончиков своих пальцев и волос. Он смотрит в ночное небо. Дождь бьет по ресницам, но Четвертый не обращает внимания. Он думает о Небесах и опустевшем троне. Об аде, о пустынях с белым песком, и о Боге, который Богом никогда не был. И все это – его жизнь, сама ее сущность.
Просто для Улькиорры свобода и рабство почти одинаково болезненны.
- Эй, – неожиданно мягко произносит Гриммджо, стоящий в дверях их дома. – Ты же не собираешься уйти?
Улькиорра бросает на него хмурый взгляд.
- Мне казалось, с этим мы разобрались еще до ухода из Уэко Мундо?
- Просто проверяю, – заметно успокоившись, отвечает Шестой.
Они стоят так еще очень долго, пока не заканчивается дождь. Улькиорра возвращается в дом, по пути стряхивая с себя остатки воды и воспоминаний.

#4 Со мной и без меня

- Вот ч… - Гриммджо сжимает зубы, чтобы не кричать, когда губы Улькиорры смыкаются на его члене, а розовый язычок неторопливо играет с головкой. Шестой откидывает голову, практически задыхаясь, перед глазами все плывет от желания. Мышцы пресса непроизвольно напрягаются, когда тонкие пальцы Улькиорры начинают неторопливо поглаживать его живот. Это возбуждает так, что Гриммджо хочется выть.
Жар захватывает его как прорвавшаяся плотина, и Шестой громко кричит, кончая прямо в этот развратный рот. Он никогда не думал, что они будут здесь - на этой ржавой кровати, в гребаном реальном мире, оставив позади руины Лас Ночес, и Улькиорра будет медленно сводить его с ума.
Это все – просто рекреация. Странная, но вполне ожидаемая и понятная.
То, что они делают, – это просто негативная сторона их «пустоты». У Холлоу нет сердца, и им приходится постоянно заполнять его место чем угодно, будь то души, или кровь, или война, или подчинение почти-Королю, когда он приказывает.
Улькиорра потерял то, что было в нем. Гриммджо знает это наверняка. А сам он уже опасно близок к тому, чтобы заполнить себя Улькиоррой. И все закончится, потому что, хоть Улькиорра и с ним, сам Четвертый в этом не заинтересован. Он просто позволяет Гриммджо вжимать себя в постель, он просто позволяет себя целовать.
Шестому интересно – Айзену он тоже позволял… или хотел?

#5 Перемены

- Что ты делаешь?
Он спрашивает, хотя это и так очевидно. Трое мертвых шинигами лежат на земле, и Улькиорра почти слышит шелест крыльев адских бабочек, летящих назад в Сообщество Душ, чтобы привести подмогу. Краем глаза он смотрит на Гриммджо – ни намека на усталость и безумная, дикая усмешка на лице. Одежда забрызгана кровью, занпакто обнажен.
- Я развлекаюсь. И тебе тоже советую. – Пантера исчезает в ножнах. – А если что-то не устраивает – катись.
Губы Улькиорры смыкаются в тонкую линию, он делает шаг и исчезает в Сонидо.
Гриммджо понимает, что совершил ошибку лишь когда возвращается в абсолютно пустой дом.
В нем нет даже призраков.

#6 Лучник и Враг

- Эй!
Улькиорра игнорирует настойчивый оклик из-за спины и не оборачивается, продолжая спокойно стоять на вершине небольшой насыпи. Он на кладбище. Предрассветный туман медленно плывет между надгробиями. Пространство перед ним огромно – ряды серых камней уходят далеко за пределы видимости – и абсолютно пустынно в это время. Если не считать того мусора, что сейчас шумит у него за спиной.
- Эй!
Уже громче. И всплеск реяцу, который, наконец, привлекает внимание Улькиорры. Он оглядывается и видит парня, стоящего в метрах пятнадцати позади, сила скапливается на кончиках его пальцев, а луна отражается в стеклах очков.
- Квинси, – произносит он, и парень кривится от небрежности его тона. – Что тебе нужно? Да еще и с этой древностью наизготовку? – добавляет он, указывая на оружие в руках парня. Тот вспыхивает, на лице смесь злости и гордости, а его реяцу искрит, словно пламя.
- Ты же арранкар, так? Один из тех двоих, что разрушили Лас Ночес. – Улькиорра не представляет, откуда мальчишка знает об этом. – Что ты делаешь в Каракуре?
Улькиорра смотрит на него без малейшего намека на интерес.
- Это не твое дело, Квинси. – Он делает несколько шагов в сторону так быстро, что полы его куртки взлетают вверх, словно подхваченные сильнейшим порывом ветра. Похоже, его скорость производит впечатление – Квинси заметно напрягается. – Уходи. Тебе нечего здесь делать.
Реяцу Квинси резко тяжелеет и уплотняется так, что Улькиорра чувствует ее кожей. Это раздражает, и он сужает глаза, едва парень делает первый шаг в его сторону.
- Я – Исида Урюу, Квинси, а ты – Холлоу. Не знаю, зачем ты здесь, но я обязан тебя уничтожить. – Его реяцу все увеличивается, оседая у него на ладонях. Улькиорра медлит еще мгновение, потом разворачивается, встречаясь с парнем лицом к лицу.
- Ну, попробуй. – Четвертый абсолютно серьезен. Он не боится смерти, даже от руки Квинси, хотя и понимает, что от него не останется и пыли. Никакого перерождения – забыть все и, наконец, обрести покой. Улькиорра думает, что это и может стать теми Небесами Обетованными, что были ему когда-то обещаны.
- Исида-кун! Стой!
Новый участник этого спектакля спускается к ним по тропинке, задыхаясь от быстрого бега. Длинные темно-рыжие волосы закрывают половину лица, но Улькиорра с легкостью распознает реяцу и заколки у висков.
- Иноуэ Орихиме.
Женщина сгибается, упираясь руками в колени, и пытается отдышаться.
- Исида-кун, ты не можешь сражаться с Улькиоррой-сан, – выдыхает она. – Он остановил Айзена. Он спас меня. – Она оглядывается на Улькиорру, встречая его нечитаемый взгляд. – Пожалуйста, не сражайся с ним.
Четвертый не уверен, адресована ли эта ее фраза ему или Квинси, но именно последний позволяет своей реяцу медленно рассеиваться.
- Иноуэ-сан, я понимаю, но он же Холлоу… - Исида чувствует себя чертовски некомфортно, отпуская потенциального врага.
- Это не его вина, – твердо отвечает Иноуэ, смело выдерживая взгляд Четвертого. – У него не было выбора.
И он совершенно не уверен, что это правда, но впервые за долгое время что-то в нем отчаянно хочет ей поверить.
Подобное желание, тем не менее, абсолютно бессмысленно для него. Так что Улькиорра прячет его, отбрасывает в самый дальний уголок сознания, где оно не будет причинять боль. Он – Эспада, один из последних, и мечты не для него.
Он кивает в сторону домов, стоящих у подножия холма рядом с кладбищем.
- Я соберу души, что находятся там. Все – мужчин, женщин, детей. И поблизости нет шинигами, чтобы остановить меня. – Он смотрит прямо в глаза Квинси. - Так ты собираешься меня отпустить?
- Улькиорра-сан! – выкрикивает Орихиме.
Парень выглядит подавленным, но поднимает руку, снова начиная концентрировать реяцу. У Орихиме, похоже, истерика.
- Исида-кун, нет! Он… он не это имел в виду! Пожалуйста! – Она гневно смотрит на Эспаду. – Улькиорра-сан, зачем?
Он сам удивляет себя, отвечая.
- Потому что это все, что я могу.
И он опускает ладонь на рукоять своего занпакто, и реяцу парня огнем вспыхивает в ответ. Орихиме что-то кричит, ветер дует прямо в лицо, и…
Пространство вдруг резко искажается, и появляется Гриммджо.

#7 Возводя башню

С него хватит.
Не обращая внимания на посторонних, Гриммджо толкает Улькиорру к стене бетонного ограждения, идущего по всему периметру кладбища, и вжимает в нее Четвертого со всей силы, упираясь рукой ему в грудь и не замечая трещин, что быстро расползаются по всей поверхности бетона. Улькиорра не сопротивляется, и Гриммджо злится все сильнее, переставая контролировать собственный голос, отчего его слова звучат резко и грубо.
- Что, мать твою, он сделал с тобой? Что этот ублюдок Айзен сделал с тобой, что ты, твою мать, не можешь без него жить?
Взгляд Улькиорры мертвенно-спокойный, и Гриммджо неожиданно понимает, что Четвертый своими руками уничтожил то единственное, ради чего жил. И сделал это осознанно.
Потому, что хотел.
Злость испаряется, и Гриммджо медленно отстраняется. Улькиорра с самого начала знал, на что идет. Он уничтожил Айзена прекрасно понимая, что этим уничтожает и себя самого.
И Гриммджо помог ему сделать это.
Дерьмо.
- Что ты хочешь, Гриммджо? – спрашивает Улькиорра, отлепляясь от стены и отряхивая одежду. Гриммджо прячет руки в карманы и отвечает, не думая:
- Я хочу, чтобы ты снова захотел чего-нибудь.
На мгновение наступает абсолютная тишина. Гриммджо слышит звуки города вдалеке, и тихий шепот Орихиме, что-то говорящей этому Квинси, и ветер, шелестящий листьями на деревьях.
А потом Улькиорра делает шаг вперед, так близко, что ему приходится запрокинуть голову, чтобы смотреть Шестому в глаза.
- Ты такой идиот, Гриммджо, – произносит он и целует его так нежно, что после Сеста даже не может с уверенностью сказать, было ли это на самом деле.

#8 Трудности перевода

Гриммджо хочет спросить, все ли теперь в порядке, но не знает как.
Улькиорра лежит на спине, простынь запуталась где-то у него в ногах, а волосы рассыпаны в полном беспорядке – Гриммджо постарался. Его кожа кажется почти прозрачной в лунном свете, льющемся из разбитого окна, и, глядя на него, Гриммджо чувствует примитивный, почти животный голод. И сейчас он понимает Айзена немного лучше.
- Гриммджо.
Шестой вздрагивает.
Улькиорра молчал все время с момента их возвращения в старый дом. Молча разделся сам, молча начал стягивать одежду с Гриммджо… Сеста не возражал, потому что Улькиорра впервые сам начал это, и Гриммджо не хотел проебать такую возможность. И только после, лежа рядом с Улькиоррой, он понял, что тот принимал их близость только ради Гриммджо.
Потому что, возможно, только возможно, Улькиорра тоже нуждается в нем.
- Что? – спрашивает он, поворачиваясь и проводя языком влажную дорожку по ключице Четвертого.
- Я хочу вернуться в Уэко Мундо.
Гриммджо замирает, наконец слыша то слово, которого он ждал. Ухмыляется, уткнувшись лицом в грудь Улькиорры, и начинает медленно покусывать готическую «4», вытатуированную слева, там, где у людей сердце. Пальцы Четвертого путаются в его волосах.
- Значит, мы вернемся в чертово Уэко Мундо. – Его ухмылка становится предвкушающей. – Я уже соскучился по хорошей драке.
- Эти шинигами тебя не удовлетворили?
Гриммджо фыркает.
- Ничто меня не удовлетворяет, – отвечает он и проводит ладонью по бедру Улькиорры. Потом приподнимается и быстро целует в губы. – Возможно, кроме этого.
Возможно, кроме тебя.

#9 Возвращение

Los traidores han venido.*

Лас Ночес заполнен заблудшими Холлоу, которые слишком слабы для того, чтобы восстановить то, что Гриммджо и Улькиорра разрушили. Их узнают не все, но многие. Самые назойливые из них – это Фрассьен Эспады. Особенно прислужники Примеро, которые, даже будучи простыми Нумеросами, ухитряются исподтишка слегка поцарапать Улькиорру.
Гриммджо мгновенно убивает тех, кто осмелился это сделать, и оборачивается к остальным, с разочарованием понимая, что никто больше не рискнул выступить против него. Кровь кипит от адреналина, и он зло сплевывает себе под ноги.
- Чертовы ничтожества и слабаки, – шипит он и касается щеки Четвертого, стирая кровь.

El cuarto camina Las Noches.**

- Tres Cifras, – говорит Улькиорра, глядя на соседнее здание. Оно стоит не очень далеко, странно мерцая за линией горизонта. – Там полно бывших Эспада. – Он мельком оглядывается на Гриммджо, отмечая, что тот явно жаждет крови.
- Похоже, сегодня у нас счастливый день, – радостно рычит Шестой.
Но ему не везет – Приварон сдаются без боя. Они опускаются на колени перед Улькиоррой и одновременно повторяют одно и то же.

Servire Ulquiorra. Servire Grimmjaw. Los principes de Las Noches.***

Они ненавидят шинигами. Того, что пришел, когда пал Лас Ночес, того, что не возвращался с тех пор. Это не удивительно. Захватив Айзена, Сообщество Душ не рискнет больше соваться в Уэко. Шинигами с удовольствием позволят балансу между мирами восстановиться самому. Для них намного проще убивать Холлоу в человеческом мире.
Улькиорра объединяет этих Холлоу их же ненавистью. Они не Эспада, но сильнее обычных Пустых.
Они будут хорошей армией.

#10 Los Principes de Las Noches

Они спокойно идут через руины их бывшего дома, задевая камни ногами. Они ничего не ищут среди обломков. Их Бог покинул это место, и теперь они здесь только вдвоем. Они просто осматривают свое Королевство.
Гриммджо оборачивается, машинально ища Улькиорру и находя его стоящим на обломках какой-то башни. Сеста присоединяется к нему и окидывает взглядом бескрайние просторы пустыни, лежащей перед ними.
- Не густо, – наконец произносит Гриммджо. – Ты этого хотел? – спрашивает он необычно серьезно.
Улькиорра отвечает после секундного молчания.
- Этого достаточно, – и неожиданно подается вперед, утыкаясь лбом в грудь Гриммджо.
Он не касается его больше ни единым сантиметром своего тела, но этот жест настолько неожиданный, настолько однозначный, что Гриммджо замирает, в голове ни одной мысли. Он смотрит на черные волосы, касающиеся его кожи, и чувствует холод маски на своей груди. Он не видит выражения лица Четвертого, но знает, что глаза у него закрыты. Прямо сейчас Улькиорра не думает ни о чем.
Он устал и вымотался, и Гриммджо единственный, кому позволено это видеть.
Шестой поднимает руку и запускает пальцы в темные пряди.
И этого достаточно.

Конец.

*Предатели пришли.
**Четыре дороги в Лас Ночес.
***Служить Улькиорре. Служить Гриммджо. Принцам Лас Ночес.



Третья часть в комментариях.

@темы: фанфик, романс, NC-17

Комментарии
2009-08-13 в 15:25 

монстропупсичек
Название: Шилох
Фандом: Bleach
Автор: Berrygold
Переводчик: йашеньки
Бета: Sever aka Shiza-san :heart:
Рейтинг: NC-17
Пейринг: ГриммоУлька
Дисклеймер: Все куботайтово.
Разрешение: запрос отправлен
От переводчика: цикл «Jericho», третья часть трилогии, всем желающим почитать про Шилох - это можно сделать здесь, очень любопытно, на мой взгляд, столько скрытого смысла можно найти.

#1 Otra Vida

Холлоу следуют за Улькиоррой по пятам. Они скользят меж теней, бесшумно, незаметно, влекомые его силой. Их голоса заглушают его шаги. Шепотом они обещают ему преданность, рассказывают о своих деяниях и желаниях. "El granizo, principe* - говорят они, держа невидимые чаши. - Tenemos hambre**".
- Тогда идите, - отвечает он, не останавливаясь, и чувствует, как они уходят прочь, манимые возможностью поохотиться. Некоторые остаются, наслаждаясь его присутствием, остальные будут лакомиться душами. Все они обожают его, одного из последних Эспада, и он не против. И от них иногда бывает польза.
Он идет по пустым коридорам Отра Вида. Сильнейшие их его подручных предпочитают Мир Живых. Он тоже мог бы остаться там, но слишком часто приходилось возвращаться сюда, в его новое жилище. Сообщество Душ опасалось того, что он выстроил на развалинах бывшего королевства Айзена, да и их сомнения по поводу его дальнейшего существования подогревал Гриммджо, который продолжал убивать шинигами в Мире Живых.
Шестого было не остановить, когда он входил в раж, да и настойчивое нежелание Улькиорры убивать шинигами он никогда не понимал.
Правда, это было раньше, до того как они с Гриммджо построили Отра Вида. Нарываться на драки с шинигами стало незачем.
Теперь они сами посылают шпионов в Уэко Мундо.
Улькиорра исчезает в сонидо, и мгновение спустя его ноги касаются хорошо знакомых песков пустыни. Он вглядывается в линию горизонта, внимательно высматривая чужака. Кучка сопровождающих его Холлоу мгновенно устремляется вперед, чуя запах шинигами, и их восторженный рев буквально ломает ему кости, когда они его наконец находят.
Улькиорра не остается, чтобы понаблюдать за схваткой. Их слишком много для одного шинигами, тем более такого слабого. Он либо умрет, либо сбежит - Четвертому все равно. Пока Сообщество Душ не посягает на Отра Вида, Улькиорре до них дела нет. Он веками был их врагом. Нынешнее временное перемирие не отменяет того, что заложено самой природой. Они вели эту битву постоянно, и конца ей не предвиделось даже в отдаленном будущем.

Улькиорра возвращается в свои покои.
Что ж, по крайней мере, Гриммджо не будет скучно.

#2 Кажется, мне почти тебя не хватало

- Сюда приходил шинигами, - сообщает Улькиорра Гриммджо, когда тот удовлетворен и пресыщен. Он всегда был в настроении потрахаться после вылазок в мир людей, и души, поглощенные им там, казалось, только разогревали его аппетит. Он грубо брал его прямо на полу, не заботясь о прелюдиях, разрывая белую ткань, чтобы добраться до бледной кожи, спрятанной под ней. Они так и лежали там: рука Гриммджо была небрежно перекинута через грудь Улькиорры, а головой он прижимался к его плечу, абсолютно расслабленный и удовлетворенный.
- Лейтенант? - без особой надежды спрашивает он. Сообщество Душ методично отправляло к ним каких-то слабаков. Это было обидно, блядь.
- Еще нет, - отвечает Улькиорра, отлично зная, как сильно Гриммджо хочется настоящей драки. Он чуть шевелится, и Гриммджо чувствует мгновенный укол совести за свое нетерпение и грубый, жестский секс. В конце концов, это все Улькиорра виноват. Если бы он не настаивал на том, чтобы они не покидали Отра Вида одновременно...
Гриммджо чуть поворачивается, наполовину накрывая Улькиорру собой, и нежно, языком и губами, прослеживает одну из дорожек слез на лице арранкара. Это одно из самых чувствительных местечек его тела, и Улькиорра чуть вздрагивает, но не делает ни единого движения, чтобы помещать Шестому лизнуть и вторую дорожку. Это - безмолвное "прости", и Улькиорра, кажется, понимает и обнимает Гриммджо за шею.
- Тебя не достаточно, чтобы меня сломать, - говорит он тихо, дыханием щекоча кожу Гриммджо. Шестой чувствует, что снова начинает возбуждаться от его тихого голоса, а когда черные ногти Улькиорры царапают кромку его маски, он осознает, что попал. Гриммджо трется о внутреннюю часть бедер Улькиорры и заглядывает ему в глаза.
- Уверен, что хочешь начать это? - спрашивает Джаггерджак, чувствуя, как тело под ним чуть выгибается. Четвертый возбужден не меньше его самого.
- Боишься? - спрашивает Улькиорра, и Гриммджо не может сдержать широкой ухмылки.
- До чертиков, как же.

#3 Жребий

Гриммджо уходит, когда Улькиорра еще спит. Он бросает последний взгляд на его спокойное лицо, на разметавшиеся по подушке угольно-черный пряди и открывает проход в реальный мир.
Он появляется недалеко от их старого, разваливающегося жилища, но не заходит, хотя хорошо помнит их идиотскую железную кровать. Вместо этого он изучает пейзаж, засунув руки в карманы, несется через город в сонидо, пока не чувствует духовную силу со знакомой уже крыши.
Куросаки Ичиго чуть ли не рекламирует себя этим утром - реяцу так бьет из него хаотичными всплесками. У Гриммджо тут же поднимается настроение. Парень буквально нарывается на драку, и Гриммджо с удовольствием выбьет из него дурь.
А когда реяцу Куросаки начинает приближаться к нему, Гриммджо думает, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой.
Он остается на месте и наблюдает, как рыжая шевелюра этого придурка мелькает то тут, то там, пока он сам прыгает с крыши на крышу, словно ищет Шестого.
И действительно ищет.
- Гриммджо Джаггерджак, - произносит он серьезным, решительным тоном. Шестой только равнодушно приподнимает бровь.
- Ну, и что тебе? Неужели мне, наконец, повезло?
- Я не собираюсь с тобой драться, ублюдок. Я только передаю сообщение о том, что Сообщество Душ хочет поговорить с тобой.
- Серьезно? - Хм, любопытно... - Сообщество Душ хочет поговорить с Холлоу? - он громко, довольно смеется. Кровь начинает быстрее бежать по венам от предчувствия скорой драки. - Наверное, разговаривать будем с помощью занпакто?
У Куросаки такое выражение лица, словно он лимон проглотил.
- Нет. Они хотят поговорить об Айзене.
Смех обрывается.
- Мне нечего сказать.
Он спокойно разворачивается, собираясь уходить и злясь, что Сообщество Душ исхитрилось запоганить ему такой день. Даже простое упоминание имени Айзена отбило всякое желание драться. Он уже однажды уебал ублюдка и, мать вашу, не собирался думать об этом снова.
- Это ты? - спрашивает Куросаки прежде, чем он успевает уйти. Гриммджо оборачивается, чтобы встретить его пытливый взгляд.
- Ты сделал с ним это? - Гриммджо задумывается на секунду.
- Что сделал? - наконец уточняет он.
- Обернул его гипноз против него самого.
Так вот что сделал Улькиорра. Раньше он не был уверен.
И теперь ему интересно, что Айзен увидел через левый глаз Улькиорры.
- Нет, - бросает он через плечо, делая первый шаг в сонидо. - Это был не я.

#4 Приглашение

Улькиорра изучает тонкий белый занпакто, приставленный к его горлу, а потом встречает взгляд фиолетовых глаз его маленькой обладательницы.
- Улькиорра Шиффер, - произносит она ровным, немного напряженным голосом. - Я - Кучики Рукия, офицер тринадцатого отряда. Меня избрали, чтобы проводить тебя в Сообщество Душ для беседы по поводу Айзена Соске.
Четвертый долго молчит, и члены ее свиты неловко переминаются с ноги на ногу. Скорее всего, они помнят руины Лас Ночес и труп арранкара, найденный среди них. Лицо Улькиорры обманчиво спокойно, когда он отвечает.
- Мне незачем идти в тобой, шинигами.
Ее клинок начинает вибрировать, и она разжимает пальцы, позволяя лезвию упасть на песок у ее ног.
В толпе у нее за спиной снова начинаются шевеления, только теперь шинигами осматриваются вокруг, словно ожидая нападения. И правильно делают. Их самонадеянность не знает границ, если они собираются забрать его из его же мира, в котором он никогда, никогда не остается один.
Краем глаза он замечает надвигающиеся тени. Он приказывает им не двигаться, и они застывают, жадно наблюдая.
- Один из наших капитанов хочет поговорить с тобой, - спокойно сообщает ему Рукия. - Никаких драк и ловушек. Нам нужна только информация. - Она замолкает на мгновение, словно решая, что говорить, а что нет. - Состояние Айзена... Мы не можем наказать его, пока он без сознания.
- Как будто мне есть дело до ваших законов, - отвечает он, не двигаясь с места. Рукия почти стонет.
- Я знаю, что ты хочешь его смерти. Мы бы не просили, если бы был другой выход. - Да, видно, что она возмущена тем, что приходится его упрашивать. - Нам нужно его понять, чтобы предотвратить подобное в будущем.
Улькиорра медлит.
- Вы хотите поговорить с ним?
- Да.
Он отворачивается на мгновение, в сторону невидимых отсюда башен Отра Вида.
- Хорошо, - наконец отвечает он, и тени эхом похватывают это слово. - Я пойду с вами только за тем, чтобы посмотреть, как вы уничтожите сами себя.
Кучики растерянно моргает, но разговор его больше не интересует, и он отворачивается, пока ее группа готовится к переходу через реальности.
Когда он уходит, лишь голоса указывают ему путь.

2009-08-13 в 15:27 

монстропупсичек
#5 И узнать, что тебя нет

Они находят Гриммджо, едва он возвращается, и шепчут и скулят ему в ухо. Только когда он улавливает имя Улькиорры, он начинает прислушиваться к их вою.
- Что? - рычит он, оборачиваясь к ближайшему из слуг Улькиорры. Холлоу отползает подальше под его взбешенным взглядом.
"El cuarto ha ido***, - шипит он, - el Society del Soul lo ha tomado****".
- Дерьмо! - выплевывает Гриммджо, совершенно сбитый с толку новостями. Ни один шинигами не смог бы победить Улькиорру. Неужели он пошел с ними добровольно? Или они еще чем-то угрожали ему, сделали что-то, чтобы он согласился?
Снова проклиная всех и вся, он мечтает о том, чтобы свернуть Куросаки шею. Рыжий должен был знать, что шинигами придут и за Улькиоррой тоже, особенно когда узнал, что Гриммджо не тот, кто им нужен. Похоже, ответы нужны Сообществу Душ так сильно, что они даже готовы заявиться в Уэко Мундо за ними.
Что ж, если на такой риск могут пойти они, то чем он хуже.
Гриммджо улыбается, и Холлоу вокруг него шарахаются прочь от его оскала.
Похоже, денек снова набирает обороты.

#6 Левый глаз

Улькиорра отказывается входить в Башню Раскаяния.
Это тюрьма. Даже просто стоя рядом, он чувствует, как она приглушает его силы. Он оглядывается на чудаковатого Капитана, стоящего слева от него, того самого, который похож на робота и который пялится на него с того момента, как он пришел сюда.
- Выведите его, - говорит Улькиорра. Капитан - Куротсучи Маюри - чуть отодвигается странным, каким-то крабьим движением.
- О, возможно ли? - как будто задумывается Куротсучи. От его голоса Улькиорра весь подбирается. - Я так и не смог понять, что с ним такое, а Башня - это для него и убежище и тюрьма. В Сообществе Душ есть те, кто хотят его смерти, даже несмотря на его жалкое состояние. - Его глаза с желтыми радужками впиваются в Улькиорру. - А ведь все это твоих рук дело. Интересно, очень интересно.
- Выведите его, - холодно отвечает Улькиорра, - или я ухожу.
Куротсучи сужает глаза, но кивает двум сопровождающим шинигами. Они молча открывают врата Башни и исчезают внутри. Они возвращаются через некоторое время, вынося большой стул. Айзен сидит на нем: руки и ноги привязаны к ручкам, на шее - ошейник. В его глазах застыла пустота безликих коридоров Лас Ночес.
- Он ест, если предлагают, - произносит Куротсучи, подходя к узнику ближе. - И, похоже, ему снятся сны, но он молчит и не двигается. Ничего из того, что я пробовал, не вывело его из этого состояния. - В его голосе явно слышится изумление, и Улькиорра задумывается о том, что же такого он пробовал. - Я могу выдвинуть множество предположений, но я ненавижу гадать. - Он снова оборачивается к Улькиорре, впиваясь в него взглядом. - Спросить тебя намного проще, да и кусочки мозаики наконец сложатся.
Куротсучи подходит ближе, и, прежде чем Улькиорра разгадывает его намерения, холодные пальцы стальным кольцом охватывают его правое запястье и вертят его руку, зуовно изучая строение костей.
- Понятно, ясно, - говорит он, словно и вправду понимает что-то по движениям кожи и мускулов. - Твой Хиерро может отклонять большинство атак, да? Интересно, а если..? - его руки тянутся к молнии на одежде Улькиорры. Четвертый небрежно прикладывает два пальца ко лбу Куротсучи.
- Бала.
Маюри мгновенно отходит в сторону с помощью шунпо, и волна энергии попадает в стену Башни, которая почти вибрирует, поглощая реяцу. Удивительно, но никто из шинигами не обнажил мечей для защиты Капитана. А другой Капитан с длинными белыми волосами и вовсе строго напомнил:
- Куротсучи, Эспада - наш гость, а не объект для изучения, - сказал он сухо. - Не мешайте ему делать то, для чего он пришел.
Маюри, совершенно не заботясь тем, что Улькиорра только что чуть не убил его, только рукой махнул.
- Если я не изучу это существо, то как же я узнаю о его способностях?
Существо. Это слово задевает что-то в его мыслях. Он не человек и знает об этом, но и шинигами, стоящие рядом, тоже не люди. Наверное, они пали слишком низко, чтобы видеть существо в самих себе.
Улькиорра смотрит в лицо Куротсучи, в эту глумливую маску.
- Все, что вы хотите узнать, у меня с собой. - Он подносит руку к своему левому глазу и вытаскивает его.
Кто-то из айзеновых стражников ахает, но Улькиорре плевать. Когда он вот так использует свой глаз, он становится уязвимым. Это не только урезает его зрение, но и делает слабее, дезориентируя и приводя в замешательство, пока глаз не регенерирует. Шинигами об этом, естественно, не знают, и только поэтому он сжимает кулак, рассеивая свой глаз.
Пыль медленно окружает их небольшое собрание, частички сияют и переливаются на солнце. Улькиорру совершенно не волнует то, что сила проецируемого изображения заставляет некоторых шинигами покачнуться. Он показывает им отрывки своих сражений с другими Эспада, более слабыми, которые всегда стремились занять его место. Воспоминания, конечно, идут от его восприятия, и поэтому они немного смазаны, но наглядно демонстрируют, что он может сделать, даже не обнажив занпакто. Он не показывает им своего релиза, сразу переходя к той ночи, когда Айзен позвал его в свои покои, опуская детали и подробности.
Улькиорре тоже приходится снова смотреть на это, краем уха слушая возмущение шинигами. Сам он, однако, не чувствует ничего, когда Айзен снова надвигается на него, гладит его окровавленное лицо, ожесточенно вбиваясь в его тело, просто демонстрируя силу и ничего больше. Он просто указывал ему его место, как собаке, которая должна подчиняться хозяину.
Шинигами, похоже, воспринимают все это несколько иначе, и он игнорирует их шокированные возгласы, когда картинка снова меняется. Айзен все еще над ним, но он отвернулся, глядя куда-то в сторону. Черные ногти смотрятся жутко, когда Улькиорра касается его подбородка и тянет вниз, пока его хозяин не встречается с ним взглядом.
В воспоминании пространство будто сужается на мгновение, Айзен отшатывается назад, и все вокруг застилает идеально белое марево, а какой-то звенящий звук разрывает уши.
Улькиорра убирает все это, пыль растворяется вместе с картинками. Шинигами вздрагивают, явно впечатленные и тем, что он показал им, и тем, что у него снова два глаза.
Куротсучи Маюри облизывается.
- Регенерация. Потрясающе, но это шоу не объясняет, что именно ты сделал с ним. Очень похоже на... - Он умолкает, когда Улькиорра достает кое-что из-за пояса и бросает это на землю.
- Къёка Суйгетсу, - тихо произносит беловолосый Капитан. От загадочного занпакто Айзена остались только рукоять и несколько дюймов лезвия.
Стоящая рядом Кучики Рукия выглядит озадаченной.
- Ты..? Как ты..?
- Не я использовал его, - ровным голосом отвечает Улькиорра, - а он - меня. - Он переступает через обломок меча, глядя на своего бывшего хозяина. Шинигами расступаются перед ним, наблюдая, как он останавливается в нескольких шагах от человека, которого так и не убил в конце. - Вы хотите поговорить с ним.
- Да, - это снова тот беловолосый. - Мы не можем наказывать безумцев, но за свои преступления он не заслуживает жизни, - он разводит руками. - Мы в тупике.
Несколько мгновений Улькиорра разглядывает неподвижное лицо Айзена, чувствуя, как напряжение сковывает тело. Если он пробудит Айзена от его иллюзорного кошмара, бывший Капитан восстановит все свои силы, хотя, ошейник, похоже, должен помешать ему использовать их. Стоит ли оно такого риска? Улькиорра был уверен, что нет, но слова Кучики Рукии никак не оставляли его.
Нам нужно его понять, чтобы предотвратить подобное в будущем.
Ни один мир не заслуживает еще одного Айзена.
- Я сделаю это, - почти беззвучно произносит Улькиорра, - и уйду.
Он тянется вперед и снова, как когда-то, касается его подбородка, поднимая голову вверх, чтобы встретить взгляд.
Свет прошивает левую сторону его тела, и за мгновение до провала в агонию боли, он понимает, что нет ничего.

#7 Жнец собирает урожай

Гриммджо появляется на мосту возле Башни как раз в тот момент, когда Улькиорра наклоняется к Айзену, бледной рукой поднимая его подбородок так, чтобы их глаза встретились.
Нет времени ни кричать, ни орать, ни проклинать все на свете.
Что-то очень похожее на звуковую волну так сильно ударяет в голову Улькиорры, что практически ломает ему шею. Гриммджо не видит взрыва, но через секунду его накрывает сильнейший импульс, который одновременно почти сбивает Шестого с ног и чуть не сбрасывает его с моста.
Он задыхается от неожиданности и нехватки кислорода. Он выпрямляется и обнаруживает, что некоторые шинигами лежат на земле, другие пытаются восстановить дыхание или держатся за раны, нанесенные этой внезапной атакой.
Гриммджо осматривает их лишь мельком, уже идя вперед. Улькиорра на земле, голова чуть запрокинута, но Шестой все равно видит его глаза, такие же пустые, как и у Айзена. Кожа почти серая, и, когда Гриммджо наконец опускается возле него, Четвертый уже не дышит.
- Улькиорра.
Это не его голос, хотя мысленно он кричит это имя.
Это Айзен.
Гриммджо поднимает голову и смотрит в лицо своего создателя. Айзен ловит его взгляд, с каждой секундой возвращая все больше себя, своей силы. А заметив Улькиорру тут, подле своих ног, он начинает улыбаться.
Ярость заполняет Гриммджо до отказа, мир перед глазами меркнет, дыхание сбивается от давления в груди. Улькиорра умирает, уже мертв, а этот гребаный ублюдок улыбается, и эти блядские шинигами бесполезным мясом стоят рядом, и...
Улькиорра, Улькиорра...
С него хватит.
Пантера оказывается в руках быстрее, чем он успевает подумать о ней, но он точно знает, что делает, когда вспарывает Айзену грудь.

2009-08-13 в 15:28 

монстропупсичек
#8 Бессердечный

Следующие несколько минут проходят как в тумане.
Шинигами окружают его, но ни один из них не пытается помешать ему поднять на руки Улькиорру, который тряпичной куклой обвисает у него в руках, голова закидывается назад, и он такой тяжелый, хотя всегда был легче перышка...
Гриммджо все еще в ярости, в бешенстве, но он осторожно пристраивает его голову у себя на плече, подбородком ощущая холод его маски. Он поднимается, замечая, как Боги Смерти в черных одеждах резко расступаются в стороны, словно кто-то бросил камень в центр их небольшой кучки.
Он едва видит их, ослепленный своей яростью и нестерпимой болью в груди.
- Это не мое сердце, - хрипло бормочет он, не замечая, что говорит вслух, - потому что у меня его нет.
Мысли путаются, и он просто стоит там, губами касаясь волос Улькиорры, до тех пор, пока прямо к нему не подходит женщина, которая чуть покашливает, прочищая горло. На ней капитанское хаори, а ее длинные волосы зачем-то переплетены под подбородком. Он смотрит на нее диким, яростным взглядом, но она только улыбается в ответ так мягко, что Гриммджо почти уверен - она специально практиковалась, чтобы улыбаться так даже Холлоу.
- Прости, но я думаю, ему просто нужно...
И он едва верит своим глазам, когда она проводит ладонью над лицом Улькиорры.
Тело в его руках вздрагивает, и Улькиорра закашливается, цепляясь за одежду Гриммджо. Взгляд Четвертого проясняется, и он жадно втягивает в себя воздух, снова заставляя свои легкие работать. Гриммджо держит его, безмолвно, не в состоянии отвести взгляд от его лица, которое снова приобретает свой естественный белый цвет.
- Он был в шоке, - объясняет эта женщина-Капитан, глядя на Улькиорру со смесью жалости и участия. - Он просто забыл, как дышать, и нужно было просто немного помочь - подтолкнуть, если хочешь - чтобы он вспомнил. - Она проходит мимо них. - А теперь, если позволите, я должна...
Дальше он не слушает. Снова живые глаза Улькиорры изучают его ошарашенное лицо.
- Гримм... - ему не удается закончить - голос срывается, и последний слог он произносит одними губами. Свое имя освобождает Гриммджо от ужаса последних нескольких минут, и он почти вдавливает Улькиорру в свою грудь утыкаясь лицом ему в шею.
- Чертов ублюдок, - зло рычит он. Он хочет наорать на него, но в итоге просто вдыхает запах его волос. Он даже не замечает, что его трясет, пока Улькиорра не кладет ладонь ему на затылок, и только под этим прикосновением он успокаивается. Через мгновение он выпрямляется и откашливается - горло, казалось, сдавило в тисках.
- Я забираю тебя отсюда, - говорит он, и спорить бесполезно. Улькиорра закрывает глаза, но все так же прижимается головой к плечу Гриммджо, доверяя тому позаботиться обо всем. Шестой тяжело сглатывает, но находит в себе силы на сонидо, которое уносит их прочь от Башни.
Он не оглядывается.

#9 Обитель

Он приносит Улькиорру в их старый полуразрушенный дом в реальном мире.
Он думал о том, чтобы вернуться в Отра Вида, но постепенно стало очевидным, что для восстановления Улькиорре нужны души. Так что Гриммджо осторожно опускает его на их железную кровать, стараясь не толкать его слишком сильно, и отправляется на охоту за духами, обитающими тут.
Потом, когда Улькиорра заканчивает есть и сразу же проваливается в целительный сон, он остается рядом, охраняя его покой.
И даже Куросаки Ичиго, придя с вестями о смерти Айзена, понимает, что лучше их не беспокоить.

2009-08-13 в 15:28 

монстропупсичек
#10 Прах и пепел

Этой ночью Гриммджо берет свое.
Его руки обводят каждую черточку лица Улькиорры, пальцы трутся о края маски, путаясь в темных прядях. Губы исследуют каждый изгиб, каждую впадинку молочно-белой кожи, заставляя Улькиорру безмолвно выгибаться навстречу. Его глаза сияют зеленым пламенем.
Черные ногти касаются его груди, обводят соски, спускаются к ребрам, и дальше вниз до бедер. Прикосновения настолько невесомые, что Гриммджо боится сделать лишний вздох, рефлекторно напрягая мышцы пресса. Он чувствует себя так, словно сейчас выпрыгнет из собственной шкуры, но это настолько умопомрачительно потрясающее чувство, что он не представляет, почему раньше не позволял ничего подобного.
Улькиорра откидывает голову и закрывает глаза, подставляя шею лунному свету. Гриммджо целует местечко возле уха и опускается ниже, прокладывая влажную дорожку до ключиц. Улькиорра рвано всхлипывает, и Гриммджо довольно мурчит в ответ. Он жаждет этих звуков, этой медленной потери самоконтроля. Четвертый - это просто образец выдержки, но только не сейчас, не здесь и не с ним.
В такие моменты он чувствует себя сильнее всех.
И слабее тоже.
Потому что стоит только Улькиорре открыть свои невозможно зеленые глаза, коснуться его щеки, и Шестой готов стать его рабом, в клочья разорваться, но заставить его в экстазе закидывать голову, выгибаться дугой.
Больше всего Гриммджо хочет что-то, что сможет назвать своим. И теперь даже смерть Улькиорры принадлежит ему - Сообщество Душ обратится в прах раньше, чем он позволит кому-нибудь другому убить Четвертого. Это право только его.
Он подкрепляет эту мысль, оставляя поцелуй-укус на плече любовника.
- Перевернись, - произносит он, и секунду спустя Улькиорра подчиняется.
Он тянет, двигается медленно, дразняще, до тех пор, пока Улькиорра не издает низкий, горловой стон, выражая недовольство. Гриммджо коротко смеется, входя в него одном глубоким толчком. Улькиорра напрягается, вцепляется в простыни, и Гриммджо трясет от желания трахнуть его грубо, пометить зубами и когтями.
Но только не этой ночью.
Только не сейчас, потому что всего несколько часов назад он был уверен, что потерял его навсегда, и будь он проклят, если из-за собственного нетерпения проебет хоть секунду возможного удовольствия.
Гриммджо прижимается к спине Улькиорры, наслаждаясь тем, как их кожа соприкасается, и опускает ладонь ему на бедро, заставляя его подаваться назад, встречая каждый толчок на полпути. Гриммджо протяжно стонет, теряет голову от того, как тело Улькиорры принимает, сжимает его. Он ускоряет движения, толкается сильнее, так, что Четвертый скользит вперед и назад всем телом. На каждый толчок он рвано хватает воздух, и Шестой утыкается носом в темные волосы у него на шее, свободной рукой скользя вниз по плечу Четвертого, касается кисти, и их пальцы тесно переплетаются в крепком захвате. Другой рукой он все так же притягивает к себе бедра любовника, погружаясь все глубже и глубже, и Улькиорра вдруг закидывает голову и стонет.
Это самый охуительный звук, который Гриммджо слышал в своей жизни, и он кончает сразу же, выпадая из реальности, его всего трясет, оргазм такой сильный, что он вцепляется зубами в плечо любовника, сдерживая крик, рвущийся из горла.
Потом он падает рядом с Улькиоррой, давая себе секунду, чтобы восстановить дыхание, и чувствуя, что тело рядом с ним все еще напряженно-застывшее.
Гриммджо ухмыляется, переворачивается сам и переворачивает Улькиорру на бок, ладонью обхватывая его напряженный член. Четвертый втягивает воздух сквозь стиснутые зубы, и Гриммджо пристраивает подбородок у него на плече и жестко дрочит ему, резкими, дерганными движениями, и наблюдает, как Улькиорра дрожит рядом с ним, не в состоянии сдержать себя, все глубже проваливаясь в экстаз.
Кончая, он задыхается, рукой вцепляясь в волосы у Шестого на затылке.
Гриммджо позволяет ему отдышаться, губами утыкаясь в изгиб его шеи и слушая, как его дыхание выравнивается. Пальцы Улькиорры выскальзывают из его волос, но он не отодвигается, полностью удовлетворенный их положением - слипшись вместе в центре их кровати.
Они долго молчат, прежде чем Улькиорра наконец нарушает тишину.
- Ты пришел за мной, - говорит он, глядя на противоположную стену.
- Пф, конечно, - отвечает Гриммджо чуть дрожащим голосом. - Не мог же я оставить все веселье тебе.
- Это было очень глупо.
Шестой даже не спорит.
- Если бы ты не ушел с этими чертовыми шинигами, мне бы не пришлось идти следом, - Улькиорра тихо вздыхает, но молчит. Ободренный, Гриммджо продолжает: - Я понимаю, что у тебя были причины, но я не хочу... - он умолкает, осознавая, что именно собирался сказать.
Улькиорра шевелится в его руках, поворачивая голову, чтобы заглянуть ему в лицо.
- Ты не хочешь что? - его голос обволакивает, и Шестой закрывает глаза.
- Я не хочу еще когда-либо видеть тебя таким.
Он уверен, что пройдет немало времени, прежде чем он сможет забыть, как Улькиорра медленно оседал к ногам Айзена. Как его взгляд внезапно остекленел, а тело, даже в неловком падении, не потеряло своей природной грации.
Он был абсолютно неподвижен. Гриммджо был уверен, что он...
Мягкие губы касаются его губ, и Гриммджо отпускает себя, отвечая на поцелуй. Пальцы путаются в темных волосах, язык скользит во рту любовника, а Шестой неосознанно переворачивает его на спину.
Улькиорра обнимает его за плечи, и Гриммджо снова проваливается в свою жажду, сгорая, обращаясь в прах и пепел, и только взгляд зеленых глаз может снова собрать его воедино.

#11 Другая жизнь

Улькиорра осторожно выходит на солнце, медленно, но твердо. Гриммджо идет рядом, немного ближе, чем обычно, но Улькиорра притворяется, что не замечает. Шестой заслужил быть его нянькой, хотя бы недолго.
Улькиорра поднимает руку и касается своего левого глаза, чувствуя лишь фантомную боль. Ценой за освобождение Айзена из его иллюзий было перенаправить их на себя, и хотя Четвертый не помнил всего, но точно знал теперь, что там было что-то, что вселяло ужас в Холлоу. Если бы Гриммджо не убил Айзена, то Улькиорра был уверен, что его бывший хозяин нашел бы путь к свободе. Духовная сила Айзена Соске была выше, чем у двух Капитанов вместе взятых и намного выше, чем у Улькиорры. И, несмотря на то, что сначала он хотел научить шинигами на их же ошибках, теперь он думает, что закончил Айзен так, как заслужил.
Сообщество Душ считало немного иначе, но даже они не слишком сожалели.
И Гриммджо рассказал Улькиорре, что его спас один из Капитанов. Так странно понимать, что его спасла шинигами. Хотя не более странно, чем арранкар, спасающий жизнь человеческой девчонке.
Похоже, до самого конца их миры будут уравновешивать друг друга.
- О чем размышляешь? - спрашивает Гриммджо, прижимаясь к нему сзади. Его дыхание шевелит волосы на затылке, и Улькиорра чуть откидывается назад, прижимаясь теснее, и потому что все еще чувствует слабость, а Гриммджо уж точно не даст ему упасть.
- Я просто подумал, что Сообщество Душ уж слишком успокоилось на наш счет, - как бы между прочим говорит Улькиорра. - Думаю, нам стоит навещать Каракуру почаще. - Он чувствует, как Гриммджо весь подбирается в предвкушении хорошей драки, как кровь бурлит в его венах. Но он почему-то ничем не показывает этого.
- Ты уверен, что хочешь этого? - хрипло спрашивает он, обнимая Четвертого за талию.
Улькиорра чуть поворачивает голову, чтобы заглянуть ему в лицо.
- А ты как думаешь?
Черты лица Шестого смягчаются, на губах появляется довольная ухмылка. Их очередь, их время.
Их жизнь.
- Давай разрушим все к чертовой матери, - отвечает он и смеется.

fin

*(исп.) Аве, Принц.
**(исп.) Мы голодны.
***(исп.) Четвертого нет.
****(исп.) Его забрали в Сообщество Душ.

2009-08-14 в 01:06 

Любое слово канона, которое можно истолковать двояко, - это точка бифуркации фанфикшена (с)
Мэмфис, спасибо!!! Нечто, просто нечто))) Я так ждала этот перевод.

2009-08-14 в 01:27 

монстропупсичек
Теннори вам спасибо, что ждали, я затянула просто безбожно, спасибо :shuffle2::shy:

2009-08-14 в 01:50 

Homo homini lupus est.
Большое спасибо за перевод!
Я очень ждала)
И оно великолепно! *_*

2009-08-14 в 11:09 

Истинная красота подобна солнечному свету... даже закрыв глаза, ты ее почувствуешь
Потрясающий фик! Я в восторге!!! Очень люблю эту пару, а здесь они такие настоящие, я бы сказала канонные.
Мэмфис, мое Вам мегапочтение и огромная благодарность! Спасибо за перевод. :red:

2009-08-14 в 11:19 

монстропупсичек
Sandra Riddle
спасибо огромное :shy:
хотя И оно великолепно! *_* это слишком, я бы еще над ним поработала, не дотягивает текст до моего привычного уровня :apstenu:
Amiravin
спасибо, они очень канноные, ни ООС ни разу, хотя и полное АУ :cool:
мое Вам мегапочтение и огромная благодарность! Спасибо за перевод.
:goodgirl: :shy:

2009-08-14 в 12:06 

Мэмфис
спасибо за перевод. это действительно стоящая вещь. читать её - одно удовольствие.

2009-08-14 в 12:13 

монстропупсичек
Мари Жур спасибо огромное, я очень рада :shy::shuffle2:

2009-08-14 в 22:31 

Пока прочитала только Иерихон, понравилось до безобразия. Но:
1.превратить его в жизнь - правильно сказать "претворить в жизнь", планы ни во что не превращают
2.-Рычи, Пантера! - команда для занпакто Гриммджо: "порви их в клочья, Пантера!", рычит Хайнеко
3. Сегундо Эспада - Барраган, а не Халлибел. т.ч. "второй", а не "вторая".
А еще есть пара-другая пунктуационных ошибок, но я их выписывать не буду, да и это уже к бете, а не к переводчику...^^

2009-08-14 в 22:42 

монстропупсичек
TeppaKotte 3. Сегундо Эспада - Барраган, а не Халлибел. т.ч. "второй", а не "вторая".
вот с этим не согласна, т.к. фик был написан ДО ТОГО, как автор узнал, кто второй, а кто третья, поэтому извините, это авторский вариант, его я трогать не буду. за остальное - спасибо огромное, сейчас поправлю. Я просто перепутала команды для двух занпакто)))))
понравилось до безобразия.
спасибо, жду замечаний по остальным частям :shuffle2::shy:

2009-08-15 в 18:05 

Экстренный режим подбитого кукурузника
*прослезилась от счастья* боже, как я желала сей перевод и искала его долго, а тут такой праздник.... Аригато большое-пребольшое!!!!!

2009-08-15 в 18:48 

монстропупсичек
666DeiDaRa666 спасибо :shuffle2::shy:

2009-08-15 в 19:01 

Deathwing
лакричный зефир под сакурой ханамуры
огромное спасибо за перевод! *___* переводчик, вы мой бох Т_Т

2009-08-15 в 19:32 

монстропупсичек
NarciSSai спасибо, я очень-очень рада :shy:

2009-08-16 в 10:40 

это авторский вариант, его я трогать не буду
ну, авторский - это святое)) Дочитала оставшиеся две части, понравились ничуть не меньше. Атмосфера прекрасная, спасибо за перевод.

насчет замечаний...

2009-08-16 в 16:32 

монстропупсичек
TeppaKotte Порой неудобочитаемо из-за множества повторов(например, в главе "дом с привидениями" слово "впился" аж 3 раза. и это при том, что глава доволь короткая).
угу, я знаю про них, просто когда я перевожу, не замечаю, и потом не вижу, и только спустя какое-то время когда я перечитываю, я отлавливаю все это, потом поправлю, спасибо :kiss:
Но когда посреди довольно-таки атмосферного текста вдруг появляется слово "проебать", взгляд как-то спотыкается.
хм, ну тут я этого уже не поправлю, а вот у себя в дайри подумаю, как смягчить, хотя в авторском тексте там именно что мат, чувствуется по конструкции предожения, что автор не смягчал выражения.
в целом довольно неплохо)))
эх, только неплохо, недоработала я явно и знаю, что первая часть лучше двух последующих, эх...:apstenu: спасибо за замечания :kiss:

2009-08-17 в 00:15 

Да не за что...)) первая часть в самом деле очень хорошая.;)

2009-08-17 в 00:17 

монстропупсичек
TeppaKotte еще как есть за что, спасибо :red:

2009-08-19 в 22:50 

Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
О дым и пепел!
Переводчик, целую Ваши руки

Ни один мир не заслуживает еще одного Айзена.
Как по-человечески)

2009-08-19 в 23:01 

монстропупсичек
hatshepsut спасибо, ми так счастлив :shy::shuffle2::goodgirl:

2009-08-19 в 23:20 

Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Не смейте благодарить
Такое счастье - увидеть третью часть... Если бы не Иерихон... ах, если бы не он
А Вы сами пишете?

2009-08-19 в 23:30 

монстропупсичек
hatshepsut сп...*зажимает себе рот*
Такое счастье - увидеть третью часть... Если бы не Иерихон... ах, если бы не он
:shuffle2::shy:
А Вы сами пишете?
упаси божэ, йа - графоманю и не по Бличу уже давно, трава скурилась быстро и ушла в небытие, этот перевод - моя точка, я обещала его закончить, себе обещала в первую очередь))

2009-08-19 в 23:35 

Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Вам нельзя ставить точки. Только не в литературе

2009-08-19 в 23:48 

монстропупсичек
hatshepsut я имела в виду точка в фандоме Блич, к сожалению, больше не прет, а так я перевожу, много, и графоманю, чуть-чуть :gigi:

2009-08-28 в 19:28 

Я вам в душу??? Что вы, я ж не доплюну...
захватывает
Последнюю часть вот только прочитала - очень и очень, Спасибо автору

2009-08-28 в 20:26 

монстропупсичек
Птица СИРИН спасибо огромное, мне так приятно, что слов нет, спасибо :shy::shuffle2:

2009-08-28 в 20:34 

Я вам в душу??? Что вы, я ж не доплюну...
Мэмфис а у меня так же не было слов по поводу текста)))
чувственно! Вот, я придумала)))

аватара шикарна

2009-08-28 в 20:50 

монстропупсичек
Птица СИРИН вы вгоняете меня в краску :shuffle2::shy: слов нет, как мне приятно, невероятно радостно, спасибо :kiss:
аватара шикарна
спасибо, :shy:
<-------------------у мине еще такая есть:shuffle2:

2009-08-28 в 21:42 

Птица СИРИН
Я вам в душу??? Что вы, я ж не доплюну...
Мэмфис давай на ты?
И краснеть не надо - все заслуженно
Ога... и первый пост тоже с мальчиками - как я сразу не заметила!

2009-08-28 в 21:50 

монстропупсичек
Птица СИРИН давай :buddy:
блин, еще больше краснею :shy:, спасибо, правда, огромное :kiss:
Ога... и первый пост тоже с мальчиками - как я сразу не заметила!
ага, у меня их много, в основном чиби, хотя есть и несколько таких, более серьезных, как эта, например :chups:

2009-08-28 в 22:07 

Птица СИРИН
Я вам в душу??? Что вы, я ж не доплюну...
Мэмфис это Дин?
Офф, конечно, но не удержаться)

2009-08-28 в 22:17 

монстропупсичек
Птица СИРИН ага,
<-----------------------------Сэм тоже есть, вот такой, и Дин такой тоже есть :inlove:
Офф, конечно, но не удержаться)
моя тема, хрен с ним :eyebrow:

2009-08-28 в 22:39 

Я вам в душу??? Что вы, я ж не доплюну...
Мэмфис
Сэма я люблю...
все любят Дина, а я - Сэма. Хоть и дурак)))

2009-08-28 в 22:49 

монстропупсичек
Птица СИРИН о, йа сэмогерл с той секунды в 1.01, как он в ней появился, до умопомрачнения сэмогерл, все и правда любят Дина, я люблю Сэма как конченое деффачко и ниипет, точно также я люблю Джа, мои они заечки, ыыыыыыыыыыыыыы :inlove::chups: *сорри, сорвалси:shuffle2:*

2009-08-28 в 22:56 

Я вам в душу??? Что вы, я ж не доплюну...
Мэмфис о, друг!!!!
Мы нашли друг друга!!!
Ура!!!
А то мне уже надоели эти фанатки с перетягиванием одеяла как-обижают-несчастного-дина.. то, что он Архангелом почти стал - это так, мелочь несущественная...
И вообще...
Да ну! они же так замечательно смотрятся вдвоем)

2009-08-28 в 23:07 

Эмс
монстропупсичек
Птица СИРИН меня больше бесят те, кто заявляет, что:
а) Сэм нах не нужен в этом сериале;
б) что он забил на Дина;
в) что Кастиэль в сто раз лучше;
г) а Сэм - плохой, пьет кровь, на арата пох, давайте его убьем *и такие есть, я знаю*
для меня Сэм и Дин - онли тру :inlove:, Кас мне откровенно пох, как собственно и все остальные
о, друг!!!!
Мы нашли друг друга!!!
Ура!!!

поверь, есть еще такие же сэмоманьяки, как и мы, я лично знаю... многих :cool::buddy:

2009-08-28 в 23:15 

Я вам в душу??? Что вы, я ж не доплюну...
Мэмфис да ну их! Если убить кого-то из Винчестеров - это уже не Натуралы будут)))
А мне нравится не Кастиель, а мужик, в которого он вселился)))
Хотя он и был одну серию

2009-08-28 в 23:25 

монстропупсичек
Птица СИРИН Джимми, да, занятный был персонаж, жалко, я бы еще на него посмотрела, угу :eyebrow:

2009-08-28 в 23:28 

Любое слово канона, которое можно истолковать двояко, - это точка бифуркации фанфикшена (с)
Птица СИРИН, Мэмфис, подскажите, что за фэндом вы обсуждаете, нэ?

2009-08-28 в 23:28 

Я вам в душу??? Что вы, я ж не доплюну...
Мэмфис он был просто нормальным, для разнообразия, видимо

2009-08-28 в 23:34 

монстропупсичек
Теннори Сверхъестественное))
Птица СИРИН это точно, хотя "нормальность" в СПН - понятие относительное, не зря же именно он стал весселем для Каса, не знаю, чей это промысел, но точно не воля случая))) Крипке-ками-сама *:-D* такие дела просто так не делает. Наш демиург все с задумкой, да с подвывертом :inlove:

2011-01-13 в 01:01 

Тян не нужны!
Это лучшее, что я читала по Бличу...
Все сохранено - от характеров до реальности происходящего...
Я в жутком восторге! Спасибо за труд!!

2011-02-15 в 13:45 

TO[X]IC
Лучше сверится от счастья,чем от радиации
Шикарно,просто восхитительно!
Я под огромным впечатлением^_^

2012-07-06 в 22:23 

Ленивый скунс
I’m trapped by a massive fairy(c)
отличный перевод, спасибо -))))))))))))

     

Чувствовать — значит бороться с пустотой...

главная